Cheb's Home Page
 
 
 
Orphus system

Cheb's Home Page

Главная
Cheb's Game Engine Косметическая подтяжка Quake II
Штошник на ушах
 

 

Сэйлор Ранко:
Ограниченный Кругозор

Ранма 1/2 - собственность Румико Такахаcи. права на публикацию принадлежат VIZ в США, Shogakukan в Японии и Сакура-пресс в Российской федерации. Сэйлормун - собственность Наоко Такеучи. Права на публикацию принадлежат Kodansha Ltd в Японии и Mixx Entertainment в США. Персонажи "Терминатора" созданы Джеймсом Кэмероном. Прочие персонажи принадлежат соответствующим владельцам. Моя цель - почтить этих создателей и их работы, а не посягать на их авторские права.

Эпилог

* * *

Сэйлор Сэнси, в гражданском обличье, собрались вместе в квартире четы Саотоме. Все они сохранили воспоминания о кошмаре, который мог случиться. Большинство из них пребывало в потрясении, остальные - в скорби. Скорби от потерь, которые они испытали, и в то же время нет. Таково бремя знания альтернативной ветви истории.

Мамору и Усаги всё ещё были на балконе, погрузившись в созерцание панорамы вечернего Дзюбана. Обнималась, в основном, Усаги - Мамору лишь старался выжить в её сокрушающей хватке. Усаги время от времени поднимала взгляд на своего парня, каждый раз убеждаясь, что он настоящий, что кошмар будущих трёх недель и правда развеялся. Она тихо ворковала, уютно прижавшись к его груди и слушая биение его сердца. Ей хотелось, чтобы эти мгновения длились вечно.

Харука, Мичиру и Хотару сидели на диване - Хотару обнимала родителей, а Мичиру перебирала рукой волосы дочери. К великому её счастью, Хотару не видела смерти родителей воочию. В памяти у неё осталось только пережитое ею чувство потери. Она не хотела испытать его никогда больше.

Ранма и Аканэ сидели вместе с Макото и Ами за столом в столовой. Ранма пребывал в ступоре - он всё ещё не мог состыковать как что-то могло произойти, и в то же время нет. Он помнил, как вчера отправился с Сецуной в Колорадо - и помнил, как в то же самое время сидел с Ами за зубрёжкой. Ранмин хилый умишко чуть не сорвался с резьбы от этих усилий. Наконец он обратился к Ами:

— Что, с путешествиями во времени всегда так?

— Нет, не всегда. Когда мы дрались с Королевой Берил, наши воспоминания оказались стёрты, мы всё забыли, что мы Сэнси. Потом когда прилетели Эли и Энн со своим Роковым Деревом, наша память вернулась.

— Потом был тот раз, когда мы угодили на тысячу лет в будущее и встретили самих себя. Я всё ещё не понимаю, как такое возможно.

Ранма и Аканэ вскинули друг на друга глаза.

— Т.. т.. тысячу лет? — поперхнулась Аканэ, — Вы проживёте тысячу лет?

Ами подошла к вопросу по научному:

— Вполне возможно, что, будучи Сэнси, мы не старимся. Плуто, например, гораздо старше, чем выглядит. Однако вероятно и то, что мы проживём лишь обычный срок, и это были наши реинкарнации, рождённые в тридцатом столетии.

Аканэ переполнили чувства.

— Я знала, что быть Сэнси - это пожизненно. Но когда ты сказала «целую жизнь», я не знала, что это значило «многие жизни». Ух ты. Мне это нравится. — Аканэ расцвела ухмылкой до ушей при мысли, насколько её боевое мастерство улучшится за бессчётные века тренировок.

Ранма медленно опустил голову на стол. Судьба свернула далеко в сторону от того, как он её представлял.

— И чего я вообще сопротивляюсь? Зачем вообще трачу силы, пытаюсь оставаться парнем?

Аканэ передвинулась к нему, и обняла мужа. Он так и продолжал лежать головой на столе, размышляя над своей судьбой. Рей подошла, и села к ним за стол. Становилось тесновато - стол был рассчитан на четверых, не на пятерых. Рей поставила перед Ранмой стакан воды, и нехорошо ухмыльнулась, придвинув его поближе. — Хочешь оказать честь?

— Только не сейчас. Я не хочу, — проныл Ранма. — Тысячу лет... — тихо прошептал он, но Аканэ услышала.

— Ага, — усмехнулась она, — и всю тысячу лет ты от меня никуда не денешься.

— Тысячу лет...

Аканэ улыбалась до ушей. Жизнь была хороша. Она наконец получила Ранму. Он наконец стал обращаться с ней, как с равной в боевых искусствах. Она стала Сэйлор Ио. И они с мужем будут вместе ещё тысячу лет. Аканэ подумала: «Шампу и Укё ни в жизнь не получить большего!»

Харука с семьёй поднялись, собираясь уходить:

— Ну, до встречи на следующем собрании. Сомневаюсь, что оно будет таким же интересным. — Они вышли из квартиры через дверь. Сецуны нигде не было видно - она просто исчезла в обычной своей манере.

К столу подошла Минако:

— Мне тоже пора. У меня школа, да и подумать надо над многим. — она взяла на руки Артемиса, от чего Ранма рывком выпрямился и одеревенел. Минако последовала за остальными к дверям.

— К-к-кошка! — выдавил Ранма.

Ами повернулась к Ранме:

— Тебе бы лучше разобраться со своим страхом перед кошками. Мне не нравится идея целую тысячу лет прятать от тебя Луну, Артемиса или Диану.

— Диану? — Ранме уже было страшно.

— А, точно, — рассмеялась Макото, — ты же её никогда не встречал. Они с Чиби-Усой иногда навещают нас из будущего, погостить. Диана - котёнок Луны и Артемиса. Такая милашка.

— Ещё к-к-кошка... — поник на своём стуле Ранма.

Аканэ была очарована:

— Чиби-Уса? Это, случаем, не девочка с розовыми волосами, крутившаяся с Усаги?

Рей ухмыльнулась:

— А кто же ещё? Она - дочь Усаги и Мамору. Им предначертано судьбой пожениться и родить в тридцатом столетии дочь.

Аканэ сидела, как громом поражённая, ей не сразу удалось осмыслить услышанное.

— Д-дочь? — она обернулась к Усаги и Мамору, застывшим на балконе в поцелуе. Аканэ вздохнула, пожелав, чтобы Ранма был хоть чуточку романтичнее. Аканэ подумала, какая же Усаги счастливая - она станет матерью в тридцатом столетии.

Тридцатом столетии? Она собирается ждать тысячу лет прежде, чем станет матерью? Аканэ была потрясена:

— Ээ, она что, не собирается заводить детей до трёхтысячного года?

Ами обдумала эту мысль:

— Ну, мы знаем только Чиби-Усу. У Усаги вполне могли быть и ещё - если только она не оказалась в тридцатом столетии только потому, что возродилась в то время.

Рей потёрла голову:

— Может, хватит о будущем? У меня уже голова болит, хватит и того, что от всех этих воспоминаний можно свихнуться. Я вот помню, что делала завтра.

— И я тоже. — Макото взглянула на Ранму с Аканэ. — Эй, я помню, что вас несколько дней не было в школе. Что случилось?

Аканэ припомнила, что должно было случиться сегодня вечером.

— Ну, мы собирались на ужин у моих, и... О нет!

Ранма уже вскочил со своего стула:

— Сан Стар Пава, Мейк-Ап! — его палочка исторгла водяную пыль, превратившую его в Ранко. Мгновения спустя на её месте стояла Сэйлор Сан. — Аканэ, ты чего ждёшь?

— Ио Люмина Пава, Мейк-Ап! — Аканэ быстро превратилась в Сэйлор Ио.

Рей, Ами и Макото заволновались.

— Что случилось?

Сэйлор Сан обхватила Ио:

— Надо предотвратить убийство моего бати. — они во вспышке исчезли.

— Убийство? — поглядела на подруг Рей.

* * *

Двое Сэнси появились посреди переполненного людьми тротуара перед Производственным Центром Итабаси. Это был новейший завод, построенный в Японии корпорацией Omni-Consumer Products. Повсюду толпились сотни рабочих: был шестой час, пересменок. Сэйлор Сан с Ио не ожидали оказаться посреди сотен рабочих. Девушки удивлённо взглянули друг на друга.

Ио свирепо уставилась на Сан, рука занесена в готовности выхватить из колотушечного измерения надлежащий инструмент:

— Опять с телепортацией напортачил, да?

Сан оглядела стену, окружавшую комплекс. Та была точно той же высоты, цвета и фактуры что и раньше, но без колючей проволоки поверху. Стену прерывали пять погрузочных ворот и вход для работников, машины так и сновали туда-сюда. Автобусная остановка была переполнена людьми, уличные торговцы кормили голодные массы со своих тележек. Укё просто озолотилась бы, если бы могла поставить здесь тележку с окономияки. Короче, место это ничем не напоминало тихую и безлюдную фабрику, где её отец работал три недели назад. Или это было вчера? Путешествия во времени - такая засада.

— Подожди здесь, — Сан запрыгнула на верхний край стены. Она встала там, расставив ноги, в идеальном равновесии на узком срезе. Ей открылся превосходный вид на автостоянку и сотни рабочих внизу. Рабочие разом остановились, и стали пялиться на прекрасную воительницу любви и справедливости, стоящую прямо над ними. Угол был идеальным для обзора того, что у неё под юбкой. Сан стояла там почти минуту, пытаясь углядеть хоть что-нибудь, что могло послужить причиной смерти отца. Лишь когда уже десятый рабочий одобрительно присвистнул, до Сан дошло, что она устраивает для мужчин бесплатное шоу.

Сан опустила взгляд вниз, на группу из десятка мужчин прямо под ней, и увидела, что все пялятся на неё. У некоторых текла кровь из носа, у некоторых - слюни. Сан замерла, как пришибленная, и густо покраснела. Она спешно развернулась, и спрыгнула вниз, к Ио - та как раз бормотала что-то о нехватке женской скромности. Сан взялась за подбородок своей затянутой в перчатку рукой, и начала размышлять о причинах случившегося:

— Что ж такое? Они что, всех сегодня вечером уволили?

Некоторые рабочие услышали, и начали вполголоса переговариваться. Ио заметила допущенный Сан ляп, и поспешила успокоить их:

— Нет, нет! Она пошутила! — Ио повернулась к напарнице, наградила суровым взглядом, и потащила за руку вдоль по тротуару, подальше от основной массы рабочих. Добравшись до конца стены, она тут же завернула за угол - и натолкнулась прямо на дядюшку Саотоме.

Ио отлетела от тестя словно мяч, плюхнувшись на землю. Сэйлор Сан распахнула глаза, увидев отца живым. Она сдержала позыв дать ему по башке за глупость спереть вещь, которая убила его. Генма поглядел на Сан, затем на Ио, точно тем же взглядом, что и остальные два десятка рабочих, собравшихся здесь. Он присвистнул и глупо ухмыльнулся, пялясь на Сэйлор Сан. И пробормотал:

— Эх, было б мне снова двадцать.

Сан ответила Генме взглядом, полным сдержанной ярости, протянула Ио руку, и подняла ту на ноги:

— Думаю, мы видели достаточно.

Она уже готова была телепортироваться прочь когда с другой стороны улицы донёсся оклик:

— Сэйлор-воины! Сюда! — у фонарного столба с самодовольной ухмылкой стояла Сэйлор Плуто.

Сан с Ио игнорировали свой растущий фэн-клуб, и перешли через улицу к Плуто. Как только они приблизились к ней, та разразилась смехом. Сан скрестила руки:

— Ну, что тут такое смешное?

— Ты. — сквозь смех сказала Плуто.

Сан с Ио переглянулись. Сан была совсем не рада, что над ней потешаются.

— Я?

Плуто выдавила сквозь смех:

— Давайте поговорим в более приватной обстановке.

Сан оглянулась на всё прибывающую толпу и Ио, отбиввшуюся от вопросов, правда ли она Сэйлор Меркури.

— Увидимся у вас, — Плуто усмехнулась, и исчезла.

Сан обхватила Ио, та уже заносила колотушку над парнем, пытавшимся потрогать её юбочку.

— Сан Бим Транспорт!

* * *

Кода двое Сэнси вернулись, Плуто уже сидела на диване. Остальные девушки всё ещё сидели вокруг обеденного стола, гадая, куда направились Сан с Ио. Начала разговор Плуто:

— Вам ничто не показалось странным с самого начала, как вы прибыли на завод?

— Ну, показалось. На что намекаете-то? — Сан уже начинала закипать. Плуто наслаждалась каким-то розыгрышем над ней.

— В этом варианте истории твоему отцу никогда ничто не угрожало. В тот раз заводом управлял Скайнет. Отсюда, нет Скайнета - нет и опасности. Единственные, о ком тебе стоит беспокоиться - это люди, у которых он может что-то украсть.

— Ну и как я должен был об этом всём догадаться? Могли бы мне просто объяснить, вместо того, чтобы позволить выставиться там полным дураком.

Остальные девушки сосредоточили своё внимание на Сан. Скандальные слухи - это всегда увлекательно.

— Мне не нужно прилагать никаких особых усилий, чтобы ты выставил себя на посмешище! — Плуто уже просто сотрясалась от смеха.

— И ещё зовёт меня несносным. — Сан вздохнула, и уронила голову на ладонь. — Вы же знали, что я встану там на стене таким манером, да?

Плуто прекратила смеяться - ровно на столько, чтобы обвиняюще ухмыльнуться ей. Потом выдавила сквозь смех:

— Прости, Сан, но когда я увидела тебя на экране... я... хи-хи-хи...

Сан хотелось врезать Плуто прямо не отходя от кассы. Она сделала глубокий вдох, и обдумала произошедшее. Им всем нужен был хороший, здоровый смех. Она села рядом с Плуто, и стала смеяться вместе с той. В уме же Сан держала такую мысль: «Ну всё, Плуто, ты - труп». Она ещё отмстит за себя.

Усаги и Рей подошли к Ио.

— Ну? Что там случилось? — вопросила Усаги.

— И что вы говорили про убийство? — присоединилась к ней Рей.

Ио вытянула руки в успокаивающем жесте:

— Ложная тревога. Оно никогда не случилось.

Рей вздохнула с облегчением:

— Вы нас заставили поволноваться.

Ио лишь покачала головой:

— Надо мне научить-таки Сан женской скромности.

Остальные девушки побледнели в потрясённом ужасе. Усаги обернулась к Сан:

— Ты ведь не опозорила имя Сэнси?

Ио превратилась в Аканэ, направившись убирать со стола и мыть посуду:

— Нет, только саму себя.

Макото съехала вниз на своём стуле:

— Ты не собираешься нам ничего рассказывать, да?

— Нет, — ответила Аканэ. Она скрылась с посудой на кухне, и начала там напевать себе под нос, совсем как её самая старшая сестра.

— Блин! — проныла Усаги.

* * *

— Ты точно уверена? — спросила у Сан Ио.

— Я отчётливо вижу задний двор. Там никого, — ответила Сан, и воззвала:

— Сан Бим Транспорт!

Две Сэнси возникли на заднем дворе дома Тендо. Они огляделись, увидели, что вокруг - никого, и превратились в Ранко и Аканэ. Ранко горделиво выпрямилась:

— Видишь - благодаря мне мы вовремя, и даже за автобус платить не пришлось!

Аканэ это не впечатлило:

— Знаешь, рано или поздно кто-нибудь раскроет наш маленький секрет. Я могла бы довериться почти всем - кроме Хаппосая и Набики. Нам и правда не стоит испытывать судьбу.

Ранко улыбнулась:

— Да что может случиться? — она развернулась, и уже входила в дом, когда на неё напрыгнул обитающий там извращенец.

— Ранма! Как я рад вам обеим! — счастливо воскликнул Хаппосай, стискивая груди Ранко.

— Ах ты, мелкий... — Ранко сцепила руки, и впечатала его в землю. Аканэ извлекла свою фирменную колотушку, и присоединилась к ней. Девушки продолжали метелить урода примерно минуту, прежде чем к ним вышла Касуми.

Касуми просияла:

— Когда закончите приветствовать Хаппосая - можете заходить на ужин.

Ранко остановилась, в глазах её загорелся голод:

— Ужин? — она ринулась прямо ко входу в гостиную, оставляя за собой пыльное облако.

— Погоди меня, Ранма! — Аканэ ещё разок как следует припечатала Хаппосая колотушкой, и побежала за ней следом. Задержалась на мгновение, глядя на Касуми. И вновь рванула вслед за Ранко.

Касуми поклонилась воронке, в которой покоилась недвижная фигура Хаппосая:

— Когда отдохнёте - приходите, ужин готов. — она направилась обратно в дом, напевая себе под нос.

— К-к-красотка, — простонал Хаппосай.

* * *

Нодока была на седьмом небе от счастья: все, кто был для неё как родные, соберутся сегодня на ужин. Прошло уже больше месяца как Ранма с Аканэ переехали в Дзюбан, и ей не хватало общества сына. Ранко уже села за стол, готовая смести всё, когда Аканэ указала ей на её грудь, намекая, что стоит превратиться назад, ради матери. Ранко пошла в ванную, превратиться обратно в Ранму.

— Вижу, вы, голубки, наконец-то обустраиваетесь, — радостно объявил Соун. План, оттягивавшийся так долго, наконец-то сработал. Кланы Саотоме и Тендо объединились, наконец, через брак.

Ранма с Аканэ слегка покраснели, и отвели взгляды друг от друга. Затем придвинулись поближе к друг дружке, медленно повернулись, посмотрели друг другу в глаза, и улыбнулись. Они хотели поцеловаться, но боялись, как среагируют Нодока и Соун. Смущаться ещё больше им не хотелось. Нодока села рядом с Ранмой:

— Как хорошо снова видеть тебя, сын мой.

Ранма поглядел матери в глаза. Перед его взором встало видение возможного будущего, и в глазах его набухли слёзы. Не думая, он потянулся к матери, обхватил её, и крепко прижал к себе, воскликнув:

— Пожалуйста, прости меня!

Нодоку удивила такая вспышка эмоций со стороны Ранмы. Она медленно подняла руки, и слегка обняла его в ответ. Слегка поморщилась, гадая, что Ранма такого сделал.

— Это я просила твоего прощения, сын мой. — Она обнимала сына, прильнувшего к ней головой, немного озадаченная объятием, которое от этого не стало для неё мене драгоценным.

Аканэ побледнела. Она знала, почему Ранма поддался эмоциям, но не могла никому рассказать, почему. Это сорвало бы всё их прикрытие. Набики уставилась на них знаменитым своим хищным взором. Набики знала, что за объятием стоит что-то большее, из чего в потенциале можно извлечь прибыль. Она слегка улыбнулась, и наклонилась к Аканэ:

— Ну, сестрёнка? Что Ранма натворил на этот раз?

Аканэ тоже слегка улыбнулась, совершенно неубедительно:

— Он просто скучает по матери, больше ничего.

— Ага, конечно. — Набики взяла в руку палочки, а Ранму поставила на заметку. Она раскроет, в чём тут дело. Материал для шантажа, скорее всего, отличный.

— Мам, — отстранился Ранма, — мне надо с тобой поговорить. — Он встал, и слегка потянул её за собой, из-за стола. Нодока слегка нервничала из-за его неожиданной эмоциональной перемены. Ранма сделал Аканэ жест следовать за ним. Аканэ положила свои палочки, и тоже встала из-за стола.

Набики попыталась увязаться за ними. Ранма обернулся к ней:

— Это личный разговор. — Глядел он на неё так сурово, словно готов был врезать, если та не отвяжется.

Набики села обратно. «О, вот теперь мне действительно интересно,» подумала она. «Тысяч двадцать ен получить можно, если найти нужного покупателя»

Ранма повёл Аканэ и Нодоку за ворота, они пересекли квартал и завернули в переулок. Он применил свои чувства Сэнси и убедился, что ни Хаппосая, ни Набики поблизости не было:

— Мам, помнишь, когда я тебе сказал, что не знаю, кто я?

Нодока помнила тот момент:

— Да.

Он взял Аканэ за руку:

— Я хочу показать, кто я.

Аканэ нервничала, не зная, что Ранма собирается сделать. Он снял рубашку, и повернулся к Аканэ, приняв боевую стойку:

— Аканэ, давай устроим спарринг.

Аканэ расстегнула блузку, и стянула её, открыв своё мускулистое тело. На ней был спортивный бюстгальтер, свою юбку до колен она оставила. Аканэ встала в защитную стойку. Ранма прыгнул на неё, она уклонилась. Акане нанесла обратный удар ногой, через который Ранма, кувырнувшись, перескочил. Он запрыгнул на стену, и попытался достать Аканэ ударом кулака сверху. Она увернулась, и нацелилась кулаком уму в голову. Ранма оказался готов к такому удару, схватил Аканэ за руку, и бросил через голову. Она схватила его руку, используя инерцию своего полёта, чтобы швырнуть Ранму о стену. Ранма приземлился на стене ногами вперёд, и швырнул себя обратно на Аканэ.

Нодока следила за их спаррингом, это был совершенно синхронный балет. Оба бойца были почти равны, но Ранма всё ещё на волосок лучше, чем Аканэ. Оба дрались в полную силу.

Ранма отпрыгнул назад, приземлившись на расстоянии. Аканэ поняла, что это конец матча. Она только начинала потеть. Она счастливо улыбнулась:

— Я только начинала входить во вкус.

Ранма поклонился Аканэ, та ответила ему тем же. Ранма развернулся к матери:

— Я - наследник Безграничной школы боевых искусств. Я - ученик, и когда-нибудь стану мастером. Я - Ранма Саотоме, муж Аканэ Саотоме.

Аканэ при этом заявлении просияла. Она правда любила то, кем стал её муж, и то уважение к ней, что он наконец показывал.

Ранма огляделся по сторонам, и нашёл кран. Надев рубашку обратно, он открыл кран, и набрал в пригоршню холодной, свежей воды. Он плеснул себе в лицо, и волосы сменили цвет. Она закрыла кран, и встала перед матерью:

— Мама, я также Ранко Саотоме, мастер боевых искусств, и пожизненный товарищ Аканэ Саотоме. Я - женщина. Я - твоя дочь. — Она выполнила сложную ката, требовавшую огромной гибкости, подобную ожившей поэзии. Аканэ тоже выполнила ката рядом с Ранко, в идеальной гармонии.

Нодока улыбнулась. Даже в этой форме, она видела это, её дитя уготована великая судьба. Ранко завершила свою ката, подошла к Нодоке, и обняла её:

— Я - дочь, о которой ты не знала. — Ранко закрыла глаза, и позволила слезинке медленно скатиться из глаз. Нодока обняла дочь, и поняла, что любит её.

Всего лишь несколько месяцев назад Нодока готова была предать Ранму смерти за то, что он был недостаточно мужественным. Ныне же она полностью приняла свою дочь. Аканэ была тронута тем, что увидела. Она молча пожалела, что её собственной матери нет в живых, что она не увидит, как выросла Аканэ. Она глядела, как двое обнимают друг друга, в то же время следя своими чувствами Сэнси, чтобы их объятие не прервали незваные гости.

Ранко отпустила мать, отступила на шаг, и достала свой хенсин-жезл. Акане обхватила рот руками:

— Ранко!

Ранко повернулась к Аканэ:

— Она уже знает, — затем снова к матери, — Кроме того, я - Сэйлор Сэнси. Сэйлор Сан. Сан Стар Пава, Мейк-Ап!

Нодока с благоговением следила за превращением дочери. В глазах её набухли слёзы: она знала, какая это честь - быть Сэнси, честь данная её дитя, и благословившая весь род Саотоме.

Сан снова проверила окрестности своими чувствами Сэнси, и почувствовала постороннее присутствие.

— Одну минутку. — она перепрыгнула через стену, из-за которой донеслись вопли. Издалека было слышно как Хаппосай кричит:

— Откуда ты взялась? Может, лучше всё обсудим?

Сэйлор Сан произнесла:

— Ты - злое создание, тебе нельзя ласкать девушек. Своими деяниями ты несёшь бесчестье своему роду. Властью нашего солнца я покараю тебя! Сирин Плазма Бласт! — за этим последовал звук несильного взрыва, и по воздуху пролетел Хаппосай, оставляя за собой хвост дыма и пламени.

Сан приземлилась в переулке, отряхивая свои затянутые в перчатки руки.

— Проблема устранена! — она вдруг запнулась. — Я что - речь произнёс?! Ну вот, заразился-таки от Сэйлор Мун.

Сэйлор Сан поглядела на Аканэ. Та не понимала, что Сан хочет сделать. Нодока повернулась к ней:

— Ну и как ты относишься к тому, что замужем за Сэйлор Сэнси?

Аканэ покраснела:

— Ну, я... — она спрятала руки за спину, и повесила голову, пиная ногой камушек.

Нодока подошла к ней:

— Что-то не так?

— Ох, тётушка Саотоме... То есть, мама... Я... — в глубине души ей хотелось раскрыть Нодоке свой секрет.

Сэйлор Сан положила руку матери на плечо. Нодока обернулась к ней. Сан с улыбкой сказала:

— Мам, она хочет сказать, что она - тоже Сэйлор-воин.

Нодока рывком развернулась к Аканэ, в глазах - потрясение:

— Аканэ! Тут нечего стесняться. Это великая честь. И каково это - быть Сэйлор Меркури?

Аканэ воздела глаза к небу, и возопила, потрясая руками:

— Ну вот, опять!!!

Нодока прижала руки к лицу:

— Я что, сказала что-то не то?

Сан хрюкала от смеха.

— Она - Сэйлор Ио!

Нодока поняла свою ошибку:

— Ох.

Сан протянула Нодоке руку:

— Позволь я покажу тебе наш новый мир. — Та взяла её за руку. — Аканэ, не можешь сказать им, что мы пошли ненадолго прогуляться?

Аканэ улыбнулась:

— Конечно, Сан. Только не слишком долго.

Сан воззвала:

— Сан Бим Транспорт! — и исчезла вместе с матерью.

Аканэ осталась стоять в переулке. Подняла глаза к звёздам. Она немного завидовала матери Сан, которой та сейчас, наверно, показывала всю Солнечную систему. Аканэ знала, что скоро дождётся и своей очереди. Она вернулась домой - сказать остальным, что Ранма с матерью пошли погулять, и стоит съесть свою долю ужина, пока Сан не вернулась, и не съела его за них.

* * *

Сэйлор Сан и Нодока парили в пятистах километрах над Землёй, точно над Японией. Нодока была перепугана до беспамятства. Но голова перестала кружиться от невесомости уже через минуту. Сан крепко держала её. Магия Сэнси позволяла им дышать в космическом вакууме, и разговаривать друг с другом. Нодока как заворожённая любовалась панорамой земли, пока они плыли на орбите. Сэйлор Сан показала ей Великую китайскую стену, и японские острова. Нодока полностью потеряла дар речи от великолепия этого вида. Они плавали на орбите десять минут. Нодока не переставая бросала взгляды на Землю, разглядывала Луну, и с изумлением разглядывала свою волшебную дочь.

Сан телепортировала их на развалины Лунного Королевства. Там она провела мать к тому месту, где, тысячу лет назад, была проиграна великая битва. Сан пересказала матери все отрывки из своей прошлой жизни, что могла вспомнить, и рассказала ей всё, что знала, о предназначении Сэнси и том будущем, которого они хотели для человеческого рода.

Когда Сан закончила свой рассказ, Нодока с детским изумлением оглянулась на окружавший их пейзаж. Она была на Луне, стоя на её пыльной поверхности. На мгновение она начала задыхаться, отойдя слишком далеко от Сэйлор Сан, но дочь кинулась ей на помощь, и прикоснулась, восстановив магическое поле, позволявшее человеку выжить здесь. Нодока встала перед дочерью на колени, и отвесила ей земной поклон, испачкав перёд кимоно лунной пылью. Она зарыдала: как могла она усомниться в чести дочери, как могла отвергнуть её! Сан села рядом с ней на колени, и крепко обняла мать:

— Спасибо, что ты моя мама.

Сан бережно подняла мать, и они во вспышке переместились обратно на Землю, рядом с Тендо додзё. Сан превратилась обратно в Ранко. Потом широко улыбнулась:

— Ну, вот кто я есть. Кем я стал.

Нодока отряхнула с кимоно пыль, медленно качая головой. Ранко взяла её за руку, и потянула в дом:

— Помираю от голода. Пошли есть! — она не могла больше держаться, выпустила руку матери, и умчалась в дом - смести там всё хоть сколько-нибудь съедобное.

Нодока неторопливо последовала вслед за ней. Когда она вошла в гостиную, Ранко уже сидела за столом, заглатывая из чашки рис как акула. Перед ней стояла вторая, уже пустая, чашка.

Нодока нахмурилась:

— Ранко, помедленнее! — она села рядом с дочерью, и резко шлёпнула ту по бедру.

Это привлекло, наконец, внимание Ранко:

— Эй! За что?

Нодока ответила ей взглядом, полным материнского неодобрения:

— Если уж собираешься быть пока девушкой - то и веди себя, как девушка.

Аканэ хихикнула.

Набики вытащила свою камеру, и щёлкнула Ранко с мамой вместе. Убирая камеру, она заметила серую пыль на кимоно Нодоки, и сделала кое-какие заметки на память. Серая пыль не укладывалась ни в одну схему.

— Тётя Саотоме, где вы были? У вас кимоно в пыли.

Нодока оглядела себя, и пожала плечами:

— Ну, значит придётся его завтра выстирать.

Набики надеялась на лучший ответ.

— Ну, Саотоме...

Аканэ и Ранко дружно уставились на неё:

— Да?

Набики совсем забыла, что Аканэ теперь тоже была Саотоме - так привыкла звать этим именем Ранко.

— Ну, Ранко, уже нашла работу?

Ранко вздохнула:

— Ээ... У меня сегодня поздно вечером собеседование в ресторане. — затем про себя, чтобы никто не услышал, добавила: — На должность официантки.

Нодока рада была это слышать:

— Хорошая новость. А как насчёт тебя, Аканэ?

Аканэ гордилась собой:

— Я нашла работу на полставки в одном бутике. Часов в неделю набирается немного, так что я всё ещё ищу, что получше.

Генма, наконец-то, добрался до дома, объявившись в дверях. На нём была униформа уборщика, покрытая пятнами грязи:

— Я дома! — клан за обеденным столом дружно обернулся к нему.

Нодока была слегка сердита:

— Ты опоздал. Ужин почти закончен.

— Я бы вернулся вовремя, если бы не пропустил автобус. Я наткнулся на одну из этих Сэйлор Сэнси, она такой переполох там устроила, — Генма ухмыльнулся, вспоминая, какой миленькой была та рыжая.

Ранко и Аканэ начали глядеть куда угодно, только не на Генму.

— Ну, я просто изголодался! — Генма плюхнулся за стол, и с неудовольствием заметил почти полное отсутствие еды. — И это - всё, что осталось?

Нодока уставилась на мужа:

— Сэйлор Сэнси?

Ранко и Аканэ думали о том, как хорошо сейчас гулять снаружи.

— Ага, — Генма заглотил полный рот риса, — Там были эта рыженькая, и брюнетка с короткой стрижкой, дразнили рабочих на фабрике. Мне полчаса понадобилось, чтоб только до автобуса добраться - такая толпища собралась.

Ранко в отвращении высунула язык. Аканэ просто замерла, глядя в потолок. Набики заметила.

Нодока продолжила вытягивать из него подробности:

— И?

— И всё. Я слышал, рыжая выставлялась напоказ, но самому видеть не повезло. Эх, нет бы мне...

*БОНК!* — Генма получил по голове Аканиной колотушкой. Но держала её на этот раз Нодока. Она вернула инструмент Аканэ:

— Благодарю.

Ранко смущённо осклабилась:

— Думаю, нам пора. Нельзя опаздывать на собеседование. — она бросила взгляд на Набики, и нахмурилась.

— Работа окажет на тебя благотворное влияние, — усмехнулась Набики, — попробуй, как-нибудь.

Вставая из-за стола, Ранко передразнила её слова. Потом показала язык, и отправилась к выходу. Аканэ поднялась, и слегка поклонилась.

Касуми увидела, что сестра уходит:

— Увидимся на свадьбе!

Аканэ встала:

— Какой свадьбе?

— Как - какой? — удивилась Касуми, — Конечно, Рёги и Акари. Разве вы не получили приглашение?

Ранко и Аканэ переглянулись. Аканэ ответила:

— А, точно! До свадьбы тогда! — она повернулась к Ранко: — Не хочешь прямо сейчас превратиться обратно?

Ранко собиралась ответить, но помедлила:

— Ээ... Да не стоит того. Всё равно по дороге домой обязательно обольют. Ладно, увидимся через...

Набики поглядела на них:

— Через три дня.

— Точно. — Аканэ улыбнулась, пытаясь скрыть, как дезориентирована она была из-за прыжка во времени.

Ранко Остановилась в дверях:

— Аканэ, погоди минутку! — она вернулась обратно в гостиную, и обняла мать: — Я буду заглядывать чаще. Обещаю.

Нодока была на седьмом небе от счастья. Она увидела свою дочь уходящей рука об руку с Аканэ. Нодока повернулась к мужу, и покачала головой:

— Знаешь, Генма, это всё ты виноват, что наш сын оказался таким, — она нагнулась к бессознательному телу Генмы, и поцеловала его:

— Спасибо, что столкнул его в тот источник.

Затем она подобрала колотушку Аканэ, и в глазах её вспыхнул гнев.

— А это - за то, что столкнул его в яму с кошками!

БОНК! БОНК! БОНК!

* * *

В Дзюбанской старшей школе наступил обеденный перерыв. Ранма и Аканэ сидели под обычным своим деревом, разбирая события Рёгиной свадьбы в попытке придумать, как не дать истории повториться.

Усаги вылупила глаза:

— Вы хотите сказать, эта китаянка желает быть у Ранмы ВТОРОЙ ЖЕНОЙ?

Макото покраснела:

— Ах ты, ловелас этакий!

Ранма сел, выпрямившись:

— Ничего подобного!

Аканэ вставила своё слово:

— О, она совершенно всерьёз. Последний раз когда ээ... Хмм... — все эти путешествия во времени и правда могли кого угодно запутать. — После Ранминого дня рождения она объявила, что приняла меня, и что хочет быть его второй женой. Но что самое странное - она хотела выносить его сына.

Минако выпучила глаза:

— Его сына? Она так отчаянно хочет стать матерью?

— Нет, — ответила Аканэ, — странность не в этом. Шампу ведь из китайского племени сильных женщин. Она должна желать дочь, а не сына. А это её заявление, что она хочет сына - думаю, Шампу просто пытается воздействовать на него японскими традициями, чтобы согласился жениться на ней. Она каждый трюк готова испробовать.

Рей лишь покачала головой:

— Ранма, и как ты во всё в это влипаешь?

Ранма сидел, обдумывая надвигающийся бой между Шампу и Аканэ.

— Должен же быть способ избавиться от неё, сохранив её честь.

— Ну, её цель - найти мужа, так? — спросила Рей, — Это обязательно должен быть ты?

Аканэ обдумала вопрос:

— Сейчас - обязательно. Он победил её в бою, и теперь она обязана выйти за него замуж. Если сможем устроить так, что Муса победит её, или Ранму, тогда, может быть, она выйдет за него.

Минако эта идея понравилась:

— Мус - это парень, который влюблён в Шампу?

— Влюблён? Да он ни о чём, кроме неё, говорить не может! Он просто одержимый. Что печально - она его просто не замечает, так сосредоточилась на том, чтобы нашего героя-любовника заграбастать. — Аканэ жестом указала на Ранму.

Девушки рассмеялись. Ранма плюхнулся спиной в траву:

— Должен же быть какой-то способ, чтобы Мус победил Шампу.

Они какое-то время сидели, и дружно изобретали разные планы, обречённые на провал. Под конец, Усаги - вот уж от кого не ожидали - придумала план, который вполне мог сработать. Они все согласились, что стоит его испробовать. Терять Ранме было нечего.

* * *

Неделю назад, Акари попросила деда помочь с приглашениями на свадьбу. По телевизору шли какие-то не особо интересные викторины, и он с лёгкостью согласился. В каждом приглашении уже была вложена красивая записка с просьбой посетить церемонию бракосочетания. Оставалось лишь добавить в каждое по карте, чтобы гости смогли найти дорогу.

Дед нарисовал для всех гостей отличные, точные карты. Рёга был страшно рад, что этой работой не пришлось заниматься ему. У него карты выходили ужасно.

* * *

Ранма и Аканэ превратились в Сэнси, чтобы сэкономить на автобусе. Сэйлор Ио поглядела на Сан:

— Не напортачь, как в прошлый раз.

Сан улыбнулась:

— Да раз плюнуть. Сан Бим Транспорт!

Мгновение спустя они возникли над колодцем возле фермы, и упали внутрь. выбравшись из воды, они превратились обратно в Ранко и Аканэ, затем Ки-прыжком вылетели наружу.

Аканэ шлёпнула Ранко:

— Раз плюнуть, да?

Акари удивилась, что чета Саотоме появилась так поздно: все остальные, по какой-то причине, прибыли очень рано.

Рёга увидел Ранко, достал чайник горячей воды, и вылил немного на Ранму, промочив его окончательно.

— Ранма, я должен попросить тебя об одолжении.

— Каком одолжении? — Ранма уже знал, что тот скажет.

* * *

Рёгины родители получили свои приглашения загодя, за неделю до свадьбы, доставленные специальным курьером. Путешествие заняло у них неделю: из Ниигаты в Акиту, потом в Аомори, в Сендай, в Ёкогаму, и наконец, на северную окраину Токио. И у них ещё осталось пятнадцать минут в запасе. Они так гордились сыном, и любили свою будущую невестку. Рёга намекнул Акари, что его родителей встретить непросто, ей стоит извлечь всё возможное из их сегодняшнего визита.

* * *

Хинако прибыла одна. Она получила приглашение, поскольку изредка была его учительницей английского - когда странствия приводили его в школу Фуринкан. Хинако и сама толком не знала, почему пришла на свадьбу ученика, которого и не знала толком. Она просто чувствовала, что должна быть здесь.

* * *

Семья Тендо, и супруги Саотоме - Генма и Нодока - прибыли с большим запасом времени. Набики не доверяла никаким картам, полученным от Хибики – что от настоящих, что от будущих, поэтому уточнила маршрут при помощи своего компьютера, и очень удивилась, обнаружив, что карта была точной. Они безо всяких проблем попали на свадьбу. Рёга встретил их, и препроводил в хлев, где проводилась церемония. Касуми пошла с Акари, и помогла той облачиться в свадебное платье западного образца. Акари была - сама миловидность. В волосах её был синий цветок, голову окружал венец из цветочных лепестков, а в руках она держала букет, очень большой для столь миниатюрной девушки. Она рассмеялась, и попросила у Касуми одолжения.

Соун стоял в одиночестве. Ему вспоминалась его собственная свадьба, его любимая жена. Он поднял глаза к темнеющему небу:

— Мне так тебя не хватает. Никто никогда не сможет так наполнить моё сердце, как ты. Ты всегда останешься у меня в сердце. — он послал по ветру воздушный поцелуй своей покойной жене.

Он глядел на проплывающие облака. Он должен был задать ей этот вопрос:

— Дорогая, прошло уже столько лет. Я стар и одинок. Что мне делать?

Поднялся ветер. Откуда-то появилась маленькая короткохвостая кошка, села рядом с Соуном, и подняла левую лапку, словно маня его за собой. Поглядев на Соуна, она побежала по дорожке к дому.

Он пошёл вслед за кошкой, и увидел Хинако, идущую навстречу ему, к хлеву. Она казалась потерянным ребёнком. Потом подняла глаза на Соуна, и улыбнулась. Соун прошёл мимо неё, потом остановился. Развернулся к ней.

— Хинако-сан.

Она обернулась.

— Сочту за честь, если вы присоединитесь к нам.

Она снова улыбнулась:

— Для меня это тоже честь. — она отвесила лёгкий поклон, и последовала за Соуном в хлев. Она была счастлива. Она собиралась веселиться на этой свадьбе.

* * *

Церемония должна была состояться в хлеву. Пол и высокие стропила покрывало сено. Свиней и лошадей на время отселили в загон. Посреди хлева стояло множество складных стульев с проходом, идущим между ними по центру. Помещение украшали кружевные бумажные гирлянды и цветы.

Хлев начал заполняться гостями. Укё и Конацу сели на свои места. Соун сел в окружении Хинако справа и Набики слева. Аканэ села позади них. Хибики сели в первом ряду. Прибыли Хироси и Дайс'ке. Вскорости после них - Юка с Саюри. Бесплатное угощение было для них достаточным поводом. Пришли и кузины Акари и другие члены семьи, как и те, кого Рёга знал в прошлом.

Нодока смотрела на разворачивающуюся церемонию, и думала о попытке устроить свадьбу Ранме и Аканэ. Она вспомнила, как чуть не пожертвовала своей женственностью в попытке защитить женскую сторону сына, когда Генма расплескал воду Нанницюаня. Нодока подумала: «О, Генма. Ты тогда чуть всё не загубил»

Соун взял Хинако за руку. Она слегка рассмеялась, и положила голову ему на плечо.

За воротами хлева Рёга с Ранмой приветствовали гостей, рассаживая их по половинам жениха и невесты соответственно. Рёга потел как свинья. Ранма достал свой платок, и вытер ему пот:

— Да ладно, С... Рёга. Не напрягайся так.

— Ты собирался сказать «свинобраз», так ведь? — Рёгу уже глодали сомнения, не зря ли он взял Ранму своим шафером.

Ранма лишь осклабился в ответ. Потом услышал голос, услышать который совсем не ожидал, и замер в потрясении.

— Ранма-сама! Какое счастье встретить тебя здесь! — Ранма поверить не мог, что слышит ЭТОТ голос. Он обернулся, и глазам его предстала Куно Кодачи, облачённая в формальное платье. Позади неё были Сас'ке и её брат Татеваки.

Куно Татеваки величественно выпрямился:

— Вижу я, презренный Саотоме Ранма решил унизить себя присутствием здесь. Но неважно. Моего присутствия будет достаточно, чтобы благословить союз Хибики Рёги и Унрю Акари! — Татеваки перевёл взгляд на Рёгу. — Как понимаю, вы пригласили на сию церемонию и Тендо Аканэ, и деву с косичкой?

Ранма показал боевую ауру:

— Её фамилия теперь - Саотоме, ты, придурок.

Татеваки рассмеялся:

— Какое шутовство, Саотоме! Я присутствовал на том балагане, что ты назвал свадьбой. Церемония не была проведена, ибо я запретил её!

— И с каких это пор я должен спрашивать у тебя разрешения на женитьбу? — Ранма сдерживал позыв врезать Татеваки так, чтобы отправился на орбиту.

— Но Ранма-сама, какое тебе дело до той свадьбы? Ведь ты можешь жениться на мне! Давай, предстанем перед священником, и обвенчаемся прямо немедля! — Кодачи начала ахать, и хлопать ладонями. Мысль о медовом месяце со своим рабом-любовником - прямо сегодня! - послала холодок по её спине, и запретные мысли сквозь её голову.

— Я уже женат на Аканэ! — Ранма поднял левую руку, демонстрируя скромный золотой ободок на своём безымянном пальце.

Кодачи перестала хлопать. Татеваки замер, как громом поражённый. Сас'ке было всё равно. Рёга желал, чтобы всё это оказалось дурным сном. Он и без помощи Сэйлор Плуто знал, что случится дальше. Татеваки начал трястись, и вытащил свой боккен:

— Как смеешь ты насмехаться надо мной! Ты не женат на Аканэ! Она должна выйти за Куно! — он рубанул боккеном по Ранме. Ранма поймал деревянный меч, и намертво зажал в руке.

— Хочешь ещё доказательств?! — Ранма отпихнул боккен в сторону, залез в карман своего смокинга, и достал бумажник. Достав оттуда копию свидетельства о браке, он протянул её Татеваки. Кодачи вырвала её из руки Татеваки, и пристально оглядела:

— О, Ранма! Как ты позволил этой мерзавке отнять тебя у меня! — она обмякла, и начала валиться в обморок. Сас'ке подскочил, и поймал её.

Татеваки забрал обратно свидетельство, и прочёл его. На губах его появилась усмешка:

— Убедительная фальшивка. Но не важно! Я освобожу прекрасную Тендо Аканэ из твоих лап! — он обошёл Ранму, и скрылся в хлеву.

— Её зовут Саотоме Аканэ, ты, идиот, — Ранма последовал за ним в хлев.

Рёга привалился к двери хлева:

— Неправда! Всего этого нет!

Аканэ болтала с Хинако, когда услышала голос, который слышать совершенно не хотела:

— О! Прекрасная дева здесь, готовая кинуться в объятья своего истинного возлюбленного - сиречь меня, Куно Татеваки, осьмнадцати лет, сияющей звезды клуба кендо, что при школе Фуринкан. Я здесь чтобы объять тебя, и унести к вечному блаженству!

Аканэ побледнела. В альтернативной линии времени этого не было. Она обернулась, желая удостовериться, не померещился ли ей этот голос. Не-а, настоящий. Слишком настоящий. Он извлёк букет цветов, и энергично обнял её:

— Вижу, рада ты видеть меня не меньше. Так давай же сочтёмся браком, и поклянёмся друг другу в вечной верности!

Аканэ просто взвилась. Секунду спустя взвился уже Татеваки - в воздух. Приведённый в движение усиленным Ки пинком, он проследовал через ворота хлева наружу.

— Не смей ко мне прикасаться, извращенец!

В Ранму впечаталось тело Татеваки, так вместе они из хлева и вылетели. Скоро к ним присоединилась Кодачи - дальше, по земле, катились уже втроём. Клубок остановился, уткнувшись в дерево. Рёга увидел лежащее грудой трио. Он надеялся, что Ранмин смокинг не порвался - терять залог не хотелось.

Кодачи спихнула с себя брата, и вцепилась в Ранму:

— Ох, дорогой, ты вернулся ко мне! Давай же обвенчаемся! — Ранма был слегка оглушён, Кодачи бесцеремонно перекинула его через плечо, и понесла обратно в хлев. — Священник! Не обвенчаете ли и нас заодно?

У входа в хлев её уже ждала Аканэ:

— И что это ты собираешься делать с МОИМ МУЖЕМ?! — она встала в боевую стойку, её окружало голубое свечение.

Кодачи встала.

— Твоим мужем?

Аканэ протянула ей левую руку, продемонстрировав Кодачи скромный золотой ободок обручального кольца. Оно было точной копией того, что носил Ранма.

— Положи моего мужа, и убери от него свои грязные лапы.

Кодачи бережно положила Ранму на землю, и похлопала по щекам:

— Скажи мне! Это же неправда? Ты же не мог взаправду выйти за эту ведьму?

— Ты кого назвала ведьмой?! — Аканэ воздела руки над головой. — Райцуй Дан! — она запустила в Кодачи Ки-заряд. Та выпрыгнула из своего платья, взвившись в воздух в одном трико и гимнастических туфлях. Аканэ вслух подивилась:

— Она что, всегда носит это под одеждой?

Кодачи приземлилась, и выхватила пару гимнастических булав. Она бросилась на Аканэ, та блокировала все удары и отпрыгнула назад. Она выпустила ещё один Ки-заряд, но нацелила его на булавы, вышибив их из рук Кодачи. Затем Аканэ прыгнула, и пинком отправила Кодачи на землю. Та пыталась встать, но Аканэ ударила ногой с разворота, вырубив безумную гимнастку.

— Нет, в самом деле! — возмущённо проворчала Аканэ. Потом повернулась к мужу: — Поднимайся, засоня, пока я тебя водичкой не полила. — она слегка потолкала Ранму носком туфли.

Татеваки обхватил её сзади:

— Отвернись от этого презренного создания. Он больше не властен над тобой. Я готов выслушать твоё выражение в вечной любви!

— Я выражу вот это! — Аканэ запнула Татеваки в небо, отправив куда-то за линию деревьев. Потом обернулась к Ранме, который всё ещё лежал без сознания. Она сходила в дом, и принесла стакан воды, чтобы сдержать угрозу. Села на корточки рядом с Ранмой:

— Давай, очнись! — она плеснула ему на лицо.

Ранко очнулась:

— А?.. Что случилось?

Аканэ протянула руку, и помогла той подняться:

— Ой, я забыла взять тёплой воды. Давай добудем немного, и превратим тебя обратно.

Ранко направилась вслед за Аканэ в дом, но тут заметила лежащую без сознания Кодачи:

— Ох, надеюсь, она не очнётся прежде, чем появится Шампу.

Айрен! - Шампу появилась, как по заказу, и прицепила себя к Ранко. Ранко лишь закрыла глаза:

— Ты же, вроде, должна была только через полчаса появиться?

— Я не понимающая? Ты женишься в Шампу в полчаса? Ладно! — та рассмеялась, как ребёнок.

— Я совсем не это сказал! — Ранко аж поперхнулась.

— О, дева с косичкою! Ты здесь, чтобы заключить меня в объятия и признаться в любви единственному, достойному твоего сердца! — Татеваки обхватил Ранко, приплюснув к себе.

Шампу закипела. Только она имеет право хватать Ранко:

— Эй! Ты стоять прочь от мужа! Ранма женится на Шампу!

Татеваки запутался: почему эта китаянка гневается на него?

— Можешь забирать Ранму! Я желаю лишь лишь рыжеволосую богиню и Тендо Аканэ.

Шампу разозлилась, и вытащила свою бонбори:

— Ты выпускай мужа!

Татеваки начал озираться по сторонам. Он не видел по близости никакого мужа. Ранко злобно ухмыльнулась.

— Айя! — Шампу ударила Татеваки по голове, и добавила удар ногой. Он крутанулся волчком, и рухнул на землю, поверх Кодачи.

Ранко это впечатлило. Шампу смогла вывести Татеваки из игры, даже не приблизившись к Ранко. Появилась Колон, и нажала на обоих Куно особые точки:

— Пусть полежат, пока мы не решим наш спор.

— Да, решим раз и навсегда, — Ранко не ждала их так рано, но особой разницы не было - что сейчас, что потом. Ранко заметила, что подслеповатого селезня нигде нет:

— Эй, а где Мус?

Шампу было всё равно:

— Он внутри. Становится мужчиной снова.

Ранко перевела взгляд на Колон:

— Колон, я уже женат. Зачем вы вообще продолжаете пытаться?

Колон вздохнула:

— Зять мой, ты уже женат на Шампу. С того момента, как победил её. Просто вернись с нами в Китай, и займи своё место в рядах племени.

— Ни за что! Я не вызывал её на брачный поединок! — Ранко повернулась к Шампу. — Почему ты не желаешь понять? Мус просто предназначен для тебя!

Шампу оскорбилась:

— Муса не хотящая. Мус слабый. Не даст мне хорошую дочь. — она подскочила к Ранко, и обняла её: — Я знаю, ты дашь мне дочь. Ты будешь хороший учитель для нашей дочери.

— Отцепись от меня! — Ранко отпихнула Шампу, — Шампу! Я люблю тебя как друга, но этому браку не бывать!

Шампу ответила взглядом щенячьих глаз:

— Но Айрен, Во ай ни. — она взяла руками лицо Ранко, и притянула ближе, для поцелуя.

— Ранма! — Аканэ больше не могла этого выносить. Её боевая аура полыхала. Колотушка в её руках была просто гигантской.

— А я-то при чём? Ты на неё посмотри - она всё начала! — Ранко попятилась, споткнулась о тело Татеваки, и шлёпнулась на землю. Шампу не упустила момент: напрыгнула на Ранко, и начала тереться об неё.

— Слезь с моего МУЖА! — у Аканэ уже пар шёл из ушей, ей страшно хотелось врезать Шампу так, чтобы неделю не очнулась.

— Мы будем делиться! — счастливым тоном воскликнула Шампу.

— Мы не будем делиться!

Ранко воспользовалась отвлечением, и выскользнула из хватки Шампу. Она отпрыгнула, встав рядом с Аканэ.

Шампу повернулась к Аканэ, и встала в боевую стойку.

К Ранко приблизился Мус:

— Шампу, тебе не нужно драться с Ранмой!

Ранко развернулась к Мусу. — Шампу - вон она, недоумок! — она ударом кулака отправила его в рощу, потом повернулась обратно к Аканэ: — Шампу - вся твоя. — и умчалась к роще, проверить как там Мус.

Аканэ хрустнула костяшками. — Точно как в прошлый раз!

Шампу рассмеялась:

— Извращенка думает я не тренировалась! Я лучше чем в додзё! — она бросилась в атаку, проведя обманный финт. Аканэ не купилась, её кулак нашёл лазейку к цели. Шампу крутанулась, пытаясь достать Аканэ мельницей вытянутых бонбори. Аканэ просто отступила, ожидая, пока та сделает очередной ход. Шампу стала надвигаться на неё, не переставая вертеться волчком. Аканэ запустила Ки-атаку:

— Райцуй Дан!

Ки-заряд был отражён булавой. Шампу прыгнула в воздух, и попыталась приземлиться на Аканэ. Аканэ отскочила в сторону, пинком перекинув Шампу дальше. Обе встали в стойки, и окинули друг друга оценивающими взглядами.

Из рощи проявился Мус, и встал перед Шампу:

— Я вызываю тебя на право жениться!

Шампу с отвращением подняла глаза к небу:

— Не опять, Мус. Я занятая. Приставай ко мне позже.

Аканэ поглядела на Муса, затем на Шампу:

— Мы можем закончить позже. Думаю, он хочет поиграть.

Шампу мотнула головой:

— Не важно. Битва будет короткая. Мус проиграет по обыкновению, — она ринулась к Мусу, намереваясь впечатать ногу ему в голову, но тот блокировал её удар, и поднырнул под Шампу. Затем он ударил её ребром ладони, как каратист.

Удар по шее почти оглушил Шампу. Она рухнула на землю, и откатилась в сторону, набирая дистанцию. Надо было пересмотреть тактику.

— Мус стал хорош вдруг. Не важно. Тот же глупый Мус.

Мус слегка ослабил свою стойку:

— Я не хотел тебя ранить, Шампу.

Шампу уже решила, как закончит бой, и провела обманный финт булавой по его рёбрам. Крутанувшись, она попробовала достать его ногой в голову. Мус поднырнул, и выстрелил пяткой ей в челюсть. Потом добавил коленом в живот, и ударил головой, полностью вырубив её.

Колон была поражена. Она подскакала к Шампу, проверить в порядке ли та.

Мус был просто убит:

— О, Шампу! Я ранил мою возлюбленную Шампу! — он убежал обратно в рощу, и скрылся из вида. Донёсся глухой удар, как если бы кто-то с разбега впечатался в дерево.

Колон покачала головой:

— Глупый Мус. — она обернулась к Аканэ. Та даже почти не вспотела. У Колон даже сомнения не возникло о том, кто выиграл бы поединок между Шампу и этой новой, усовершенствовавшейся Аканэ. Она вздохнула:

— Аканэ, будешь ли ты чтить и защищать моего зятя до конца своих дней?

— Колон, перестаньте его так называть, — ответила Аканэ.

— Так будешь? — Колон была серьёзна.

— Да. Я люблю его.

Ответ Колон не понравился. Она знала, что происходит. Она понятия не имела, как Ранма сумел замаскироваться под Муса, но аура всё равно выдала его. У Шампу теперь было два официальных мужа. Только время скажет, сможет ли она принять Муса.

— Очнись, дитя моё.

Шампу заморгала. Потом быстро села:

— Где Мус?

Колон указала в сторону деревьев:

— Побежал вон туда. Он был вне себя, боялся что ранил тебя.

Шампу ощупала свою челюсть, на которую пришёлся удар Муса:

— Мус победил? — ей не хотелось слышать ответ.

— Да, он победил, — ответила Колон.

Шампу потупила взгляд:

— Глупый Мус. Должно быть тренировавшийся в тайне. Обхитрил меня.

Колон попрыгала на своей клюке в сторону деревьев:

— Идём, Шампу.

В роще они нашли Ранко, сидящую рядом с вырубленным Мусом. В ближайшем дереве была выбоина, а Мус выглядел так, словно впечатался во что-то лицом. Ранко обернулась к Колон и Шампу:

— Что вы с ним сделали?

Шампу подошла к Мусу:

— Глупенький Мус. Почему ты хотящий Шампу?

При звуках голоса возлюбленной Мус очнулся:

— Потому что я люблю тебя, Шампу. Я всегда любил тебя.

— Как ты побил Шампу?

— Я побил тебя? Я побил тебя! — Мус был вне себя от радости. Потом озадаченно замер: он не помнил, как дрался с ней.

Ранко скосилась на дерево:

— Что, так головой стукнулся, что забыл о своём брачном поединке?

Мус поглядел на дерево, и ощупал шишку на голове.

— Брачном поединке?

Их прервала Колон:

— Мус, ты вызвал Шампу на поединок за право жениться на ней. Ты сражался хорошо. Шампу - твоя жена, как только примет тебя своим мужем. — Колон повернулась к Шампу: — Принимаешь ли ты Муса своим мужем?

— Я не знающая, — Шампу вздохнула. — Я решу позднее.

— Очень хорошо. Мус, по законам нашего племени ты удовлетворил все требования к тому, чтобы стать мужем Шампу. Как только она даст тебе своё согласие - вы женаты.

Затем Колон подпрыгала к Ранко, и смерила её серьёзным взглядом:

— Ты в большом долгу предо мной, — она оглянулась, проверяя, не услышит ли кто, — бывший мой зять. — она попрыгала прочь.

Ранко ощутила глубокое уважение к Колон. Она знала: однажды та вернётся забрать долг. Она надеялась, что для уплаты его не понадобятся свадебные колокольчики. Ранко оставила Шампу с Мусом в роще, и вышла под открытое небо, на дорожку к хлеву. Там её уже ждала Аканэ, со стаканом горячей воды, превратив мужа обратно в Ранму. Она отряхнула его смокинг, и отвела, рука в руке, обратно в хлев. Рёга всё ещё не закончил биться лбом об стену, искренне надеясь проснуться.

Аканэ поцеловала Ранму, и оставила его наедине с Рёгой. Она вернулась на своё место, села, и, наконец-то, смогла передохнуть. На этот раз она не пропустит Рёгину свадьбу. Она любила свадьбы. ей было немного грустно, что её собственная оказалась порушенной, но полученная страховка стала достаточным утешением. Глянув вперёд, она увидела в первом ряду отца, сидящего вместе с Хинако. Она слегка улыбнулась. Набики неодобрительно косилась на Хинако, демонстрируя своё недовольство тем, что та ухаживает за её отцом. Аканэ глянула в проход между рядами стульев, и увидела, как Ранма незаметно подталкивает Рёгу в сторону алтаря. Она почувствовала гордость за то, что Пи-чан, наконец, сможет обрести счастье.

* * *

Бракосочетание прошло без сучка, без задоринки. Оба Куно были в отключке, благодаря мастерской работе Колон с точками пережатия, а Шампу была занята в роще с Мусом. Колон глядела на Ранму со смешанными чувствами. Ей страшно хотелось, чтобы Ранма влился в их племя. Судя по тому, как Аканэ превратилась в свирепую воительницу, достойную их племени, Ранма был в хороших руках. Колон была рада, что у Шампу осталась возможность сохранить лицо. Окончательное решение всё ещё оставалось за ней. Колон ощутила глубокое уважение к бывшему зятю.

После того, как Рёга с Акари ушли в дом, и большинство народа ушло вслед за ними, в хлев вошла Шампу:

— Что случилось?

Колон улыбнулась:

— Рёга женился.

* * *

Пир на свадьбе был на весь мир. Гости танцевали, пели караоке, пили и угощались. Все разошлись по домам счастливыми - включая Шампу. У неё теперь было целых два мужа на выбор. Одного она могла получить хоть сейчас, другого - с некоторым усилием.

Вечером, когда все гости уже разошлись, дед сказал счастливой парочке, что уезжает на несколько дней. Он безо всяких вокруг да около, просто оставил голубков одних.

Рёга пришёл в спальню Акари. Он плюхнулся на кровать, усталый от событий этого дня, но гордый собой, гордый тем, что справился. Он лежал и думал, что всё это сон, что он теперь может проснуться в любой момент. Вошла Акари, в пижаме с узором из свиней. Она поцеловала мужа, и погасила свет.

Вскоре после этого они потеряли свою девственность.

* * *

Ранма и Аканэ оставались на свадьбе до глубокой ночи. Они отлично провели время. Когда большинство гостей разошлись, они прыгнули в колодец, превратились в Сэйлор-воинов, и телепортировались домой. Так было дешевле, чем на автобусе.

Они даже не стали превращаться назад - просто плюхнулись на кровать, и моментально заснули.

Утром они проснулись ещё до рассвета. Сэйлор Сан была рада, что план сработал. Она вытащила из подпространства маскирующую палочку Сэйлор Мун. В нужных руках эта вещь смогла создать вполне убедительного Муса. Сан улыбнулась. Иногда Усаги удавалось-таки придумать стоящий план.

Сэйлор Сан повернулась к Ио, и поцеловала ту в щёку. Потом встала, и оглядела себя в зеркало. Выглядела она отлично. Ей нравился её сейфуку. Она любила ту, кем стала. Сэйлор Ио проснулась, и встала рядом с Сэйлор Сан.

Сэйлор Сан обернулась к жене:

— Дорогая, я думаю тысяча лет с тобой вместе - это слишком мало.

Ио обняла меньшую ростом девушку:

— Нам суждено быть вместе, Сан. В этой жизни и в следующей.

Двое Сэнси не знали, что готовит им будущее. Но они знали, что встретят любой вызов рука в руке.

И этого для них было достаточно.



 

~ Конец... Пока что... ~

 

Ребекка Энн Хейнемэн, 31 октября 2002.
переведено на русский 06 сентября 2006.



Примечание автора:

Что дальше? Жду ваших предложений :)

Эта история не появилась бы на свет без вдохновения, приданного мне «Сэйлор Ранко» Fire и «Дважды за вечность» Кевина Д. Хаммеля.

Всегда приветствуются дополнительные публичные и приватные комментарии!



Примечания переводчика:

- нет.


Cайдстори: перевод приостановлен }
Следующий роман >>