Cheb's Home Page
 
 
 
Orphus system

Cheb's Home Page

Главная
Cheb's Game Engine Косметическая подтяжка Quake II
Штошник на ушах
 

 

Сэйлор Ранко:
Ограниченный Кругозор

Глава 8: Девичьи разговоры



Ранма 1/2 - собственность Румико Такахаcи. права на публикацию принадлежат VIS в США и Shogakukan в Японии. Сэйлормун - собственность Наоко Такеучи. Права на публикацию принадлежат Kodansha Ltd в Японии и Mixx Entertainment в США. Персонажи "Терминатора" созданы Джеймсом Кэмероном. Прочие персонажи принадлежат соответствующим владельцам. Моя цель - почтить этих создателей и их работы, а не посягать на их авторские права.

* * *

«Ран-чян!» - Укё перепрыгнула через стойку и направилась к недвижному телу Ранко. Конацу уже хлопал Ранко по руке, и обмахивал её лицо своим веером. Мгновения спустя Ранко очнулась, первое что она увидела – глубоко озабоченную Укё. «Ты в порядке, Ран-чян?»

«Я... вроде, да» Неужели она и правду услышала то, что услышала?

«Что случилось?» Укё помогла Ранко подняться на ноги.

Конацу вытер воду с рубашки Ранко. Ранко заметила, что по пути к полу расплескала её на себя. «Кажется, я просто поперхнулся» - она глядела на Конацу, который стоял на коленях, опустив голову.

«О нет!» - Укё почуяла запах подгорающего теста, которое позабыла бросаясь на помощь Ранко. Она снова перепрыгнула стойку, и использовала свою боевую лопату чтобы отскрести подгоревшую массу от раскалённой поверхности. «Дай пару минут, я сделаю новую» - Укё начала чистить плиту.

Ранко глубоко вдохнула, чтобы очистить горло. Она потянулась за стаканом воды когда Конацу появился с кувшином, и снова наполнил его. Конацу прошептал: «Пожалуйста, примите мои нижайшие извинения за то, что напугал вас своим вопросом»

Ранко побелела. Она медленно прошептала в ответ: «Каким вопросом?»

Глаза Конацу превратились в звёздочки, маленькие сердечки начали разлетаться от его головы. «Быть девушкой-волшебницей! Каково это?»

«Ээ... О чём это ты?» - Ранко приходилось прикладывать немалые усилия, чтобы разговаривать шёпотом – чтобы Укё не услышала.

Конацу нахмурился, и опустил глаза к полу. «Я пойму, если вам нельзя об этом рассказывать» - он медленно, не разгибаясь, потащился прочь.

Ранко сидела и гадала, каким это образом Конацу смог догадаться, что она – СэйлорСан. Она подумала, что последние несколько раз превращалась дома, при задёрнутых шторах. Или это когда Ио выпнула её из окна? Её мысли запутались. Может, это была лишь удачная догадка?

Подошла Укё, неся окономияки с кальмаром, какие Ранко всегда заказывала, и поставила перед ней. Ранко забыла о Конацу, и жадно заглотила пищу -  словно неделю не ела.

«Эй, Ран-чян, тарелки для того, чтобы с них есть, не для того, чтобы их есть» - Укё была рада, что Аканэ нет рядом. Она не любила, когда ей напоминали о второй половине семьи Саотоме. «Я вижу, со стряпнёй Аканэ всё по прежнему»

«Если честно, мы чаще всего едим не дома» - умудрилась сказать между укусами Ранко. Она вернула тарелку без единой крошки. «А ещё одну можно, пожалуйста?»

«Да конечно, Ран-чян!» - Укё ушла назад к концу стойки. Там был единственный ещё включённый сегмент плиты. Она налила тесто, и начала готовить ещё одну окономияки. Укё громко спросила: «Такую же?»

«Я хочу попробовать микс!» - крикнула в ответ Ранко. Аканэ обычно заказывала именно это. Можно разок и попробовать.

Укё вспомнила, что именно это обычно заказывала Аканэ. Но теперь ей почти уже не было дела до этого. Она достала ингредиенты, и начала начинять оладью.

Ранко использовала паузу чтобы бросить взгляд на Конацу. Он сидел возле окна, разглядывая что-то у себя в руках. Поднял взгляд на Ранко, и быстро спрятал это что-то в своём кимоно. Ранко поднялась, и пошла к нему: «Ну-ка, чего тут у тебя?»

«Ничего» - ответил Конацу.

«Ничего, да?» - Ранко подвинулась так, чтобы лучше разглядеть его карман. Она заметила внутри его кимоно уголок глянцевой бумаги.

«Пожалуйста, не смотрите» - взмолился Конацу.

«На что не смотреть?» - спросила Укё, сцена привлекла её внимание.

Ранко пожала плечами.

«Ладно, Конацу, выкладывай» - Укё видела, что Конацу что-то прячет.

Конацу поник, но ничего не ответил.

У Ранко было плохое предчувствие. Она начала отступать к своему сидению у стойки. Укё игриво спросила: «Ну давай, Конацу, что у тебя там?»

«Это» - Конацу вручил Укё фотографию.

Ранко хотелось быть где-нибудь ещё. На Марсе, например. Марс чудесен в это время года.

Укё взглянула на фото, там была Ранко, стоящая на фоне стены, расставив ноги. Её рука на фоне тела была странно расфокусирована. «Что это такое?»

«Это была часть моего доклада» - ответил Конацу.

«То есть ты... Нет!» - Укё уронила снимок, и повернулась к Ранко. «Скажи мне, что это неправда!! ЭТО ЖЕ НЕПРАВДА?!»

Ранко не знала, о чём был вопрос, так что просто сидела с пепельно-белым лицом.

Укё почувствовала прикосновение к своему плечу. Она рывком развернулась, чуть не выбив небольшую пачку фотографий из руки Конацу. Укё взяла фотографии, и начала рассматривать по одной. Следующий снимок показывал Ранко с какой-то палочкой в руке, воздетой вверх, и излучающей свет. На третьем снимке была Ранко, полностью одетая светом. На четвёртом снимке оказалась обнажённая Ранко в пол-оборота. На пятом – Ранко уже на земле, в светящейся мини-юбочке.

Шестая фотография забивала финальный гвоздь. На ней была СэйлорСан, стоящая в позе точно там же, где Ранко до этого. Сомнений не было. Укё держала серию фотографий, доказывавшую, что Сэйлор Сан была Ранко.

Руки у Укё затряслись так, что она уронила все фотографии. Конацу поймал их и быстро отсортировал, восстановив порядок. Укё почувствовала, что теряет сознание, но смогла удержаться на ногах.

Ранко знала, о чём должны быть эти фотографии. Она могла сказать по одной только реакции Укё. Она просто осела на своём табурете и ждала неизбежного избиения. Такова была жизнь Ранко: всё, что ни случалось, всегда включало в себя тот или иной вид избиения.

Укё повернулась, и стояла, глядя на Ранко. Потом молча протянула руку к Конацу, который вручил ей второй набор фотографий. Укё знала, что должно было быть на этих снимках. Ей нужно было знать.

На первом снимке была Аканэ в том же месте. Как и в предыдущей серии, она воздела палочку, превратилась, и стала Сэнши. Укё закусила губу и снова затряслась. Остальные фотографии показывали большую группу Сэнши, избивающих Хаппосая.

Укё склонила перед Конацу голову. «Я так сожалею, Конацу. Пожалуйста, прости меня» - Укё снова обрела способность говорить. Она рухнула за столик рядом с ним.

«Я прощаю вас, Укё-сама. Я не могу не простить вас» - Конацу был на седьмом небе от счастья, но в то же время был опечален. Ему не нравилось видеть свою хозяйку расстроенной.

Прошли несколько неловких минут, пока Укё переваривала новость, что Конацу рассказал ей правду. Саотоме оказались Сэйлор Сэнши. Укё позвала Ранко: «Пожалуйста, подойди сюда»

У Ранко особого выбора не было. Она поднялась со своего табурета и села напротив Укё. Ранко бросила взгляд на фотографии, чтобы убедиться, что влипла. Ну точно, влипла.

«И как давно ты – одна из этих девушек?» - тихо спросила Укё.

«Уже почти пять месяцев. Незадолго после того, как переехал в Джюбан»

«Почему ты?»

«Долгая история. Если коротко, я всегда был Сэнши. Я просто не знал этого, пока не встретил остальных»

У Укё затряслась челюсть. Она была страшно раздражена и опечалена. «П-П-Почему...» - она зарылась лицом в ладони и зарыдала. Конацу бесшумно объявился рядом, с платком наизготовку. Она рыдала целую минуту, прежде чем снова смогла говорить.

Укё подняла взгляд на Ранко и потребовала: «ПОЧЕМУ АКАНЭ! ПОЧЕМУ ОНА!»

«А?» - Ранко удивило, насколько Укё разозлилась.

«ТЕПЕРЬ Я ВИЖУ, ПОЧЕМУ ТЫ ВЫБРАЛ ЕЁ! ОНА ПРОСТО ТАКАЯ ЖЕ КАК ТЫ!» - надрываясь, рыдала Укё - «ПОЧЕМУ НЕ Я!!!»

Ранко просто глубже осела на сидении. Плутон чудесен в это время года.

Укё лишь хлопнулась лицом на столик, и рыдала в открытую. Она поняла, что связь между этими двумя – из тех, что невозможно разбить. Глубоко в душе Укё давно хотела быть девушкой-волшебницей - мечта, которой, она знала, никогда не сбыться. И теперь она узнаёт, что соперница стала той, что она хотела быть. Нет в жизни справедливости!

Конацу отлучился, и вернулся с полотенцами – вытирать слёзы со стола. Поскольку Укё выбыла из строя, он решил просто спросить, что хотел, чтобы, в первую очередь знать. «Пожалуйста, Ранма, расскажи мне – каково это, быть Сэйлор Сан»

Ранко не могла больше видеть, как её друг разваливается на части. «Думаю, мне надо уйти»

«Ну, пожалуйста» - Конацу опять сделал глазки сердечками.

Ранко встала, не скрывая злости. «Хочешь знать – каково это? Так, значит? Как бы тебе понравилось жить, каждый день зная, что обязательно появится какой-нибудь ужасный монстр, чтобы убить тебя и твоих друзей? Понравилось бы тебе хранить половину своей жизни в секрете, чтобы тех, кого ты любишь не похитили, чтобы пытать, или... или...» - Ранко сделала паузу - «Высасывать из них энергию, как из батарейки!!!»

Конацу съёжился по другую сторону столика. Он ожидал романтической сказки, не романа ужасов. Укё перестала плакать и подняла взгляд на крайне разгневанную Ранко.

«Почему Аканэ? Я скажу тебе, почему! Демоны уволокли её в другое измерение, и там высосали насухо. Ей до сих пор об этом кошмары снятся. Я пошёл её спасать, и напортачил. Мы там застряли и выживали девять недель, зная, что в любой момент можем умереть лютой смертью. О, какое это было чудесное время. Воровать еду из садов, охраняемых злющими тварями. Подскакивать от малейшего шороха. И я не забыл упомянуть бронированных демонов, сделанных из камня? Ручаюсь, вы бы не захотели встретиться с таким в тёмном переулке. Они хотят быть Сэнши! Да пожалуйста! Только помашите своим мечтам ручкой!»

Ранко теперь была очень красная и очень злая. Одни только воспоминания об Одиночестве и том, что она испытала на той планете, были для неё испытанием, которое она не хотела проходить снова. «Теперь у меня есть обязанности перед Королевой. Мы работали вместе, и победили врага, который иначе завоевал бы мир. Аканэ, она стала воином, которого я уважаю, и... и...» - Ранко опять сделала паузу. Она сможет это сказать. «И она стала воином, которого я люблю. И за это она стала Сэнши»

Укё выпрямилась. «Она же СэйлорИо, да?»

Время для недомолвок прошло. «Да»

Укё уже знала ответ, но всё равно спросила, улыбаясь: «Вакансии ещё есть?»

Ранко была очень опечалена тем, что придётся сказать. Та могла бы стать отличной Сэнши. «Нет»

«Попытка – не пытка» - выдавила улыбку Укё.

Ранко слегка просветлела. «Рабочий день ненормированный, и зарплата - отстойная»

Все трое рассмеялись. Ранко протянула руку к Конацу. «Ты знаешь, что мне нужно»

Конацу поглядел на Укё, так кивнула. Тогда он собрал все фотографии, и вручил их Ранко.

«И негативы тоже»

Он достал модуль памяти от цифровой камеры.

«Ты точно не делал копий?»

Конацу кивнул. «Нет, это – единственная копия. Я распечатал фотографии с компьютера Укё, у неё в спальне»

«Вы оба понимаете, что об этом никому нельзя рассказывать» - Ранко надеялась, что её секрет в безопасности. «И понимаете, что это включает Аканэ» - Ранко боялась, что Аканэ применит свою Ки-колотушку, если Конацу спросит её, каково быть СэйлорИо.

И Укё, и Конацу кивнули, что они будут молчать.

«Спасибо» - вздохнула Ранко. Ей только этого в жизни не хватало – и без того всё достаточно запутано.

Бип! Бип! - прорезался коммуникатор из кармана Ранко. «Теперь-то что?»

Укё спросила: «У тебя есть пейджер? А номер какой?»

Ранко было уже всё равно, раз её секрет был раскрыт. «Нет в списке» - она вытащила коммуникатор, и открыла его. «Сан слушает»

На крошечном экранчике была видна Рей. «Мы собираемся в храме, кое-что прояснилось»

«Буду через минуту» - Ранко выключила коммуникатор. «Да, и надо быть готовым бежать по вызову двадцать четыре часа в сутки»

Ранко увидела лицо Конацу. Она знала, что способно положить конец его любопытству. «Отлично, можете закрыть окономиячную и задёрнуть окна?»

Конацу на сверхчеловеческой скорости пролетел к дверям окономиячной, запер их, и задёрнул все занавески.

«Вот это да» - подивилась Ранко.

Укё была не совсем уверена, что Ранко собирается делать.

«Самый быстрый способ попасть на собрание – такой» - она достала свою хеншин-палочку. Укё и Конацу оба подумали, что их мечта сбывается, они сейчас увидят настоящую, живую Сэнши.

Ранко пробормотала: «Ненавижу эти слова», и выкрикнула: «Сан Стар Пава, Мейк-Ап!» - точь в точь как на фотографии, она сделала оборот, и стала СэйлорСан.

Укё и Конацу замерли. Сон стал явью. О, быть в присутствии прекрасной воительницы в матроске, борющегося за любовь и справедливость!

СэйлорСан огляделась вокруг, гадая, на что эти двое так уставились. «Я же не могу ТАК хорошо смотреться? Или могу?» - подумала Сан.

«Вы так прекрасны!» - ахнул Конацу.

«Где ты взял этот наряд? Он великолепен!» - Укё была в благоговении.

Великолепен? Так Аканэ именно так думала о сейфуку? Сан начала биться головой об стойку. Как она могла быть таким дураком, чтобы оскорбить Аканэ? Ненависть Сан к мини-юбочке пришла от её мужской половины. Её женская половина на самом-то деле любила эту юбочку, и она ещё оскорбила Аканэ. Она задолжала Аканэ большое, жирное извинение.

Сан заметила, что всё ещё держит фотографии. Пол был бетонный. Она положила фотографии на пол, и прицелилась. «Простите, Сирин Плазма Бласт!» - Сан крепко держала энергию в узде, и выпустила лишь достаточно жара, чтобы испепелить фотографии и картридж памяти.

Укё и Конацу, увидев её атаку, в потрясении хором сказали: «Круто!»

Сан поглядела на них. «Круто? Представьте себе. Что вы дерётесь с тварью, которая от этой атаки только почешется» - она поклонилась - «Поверьте мне, вы не хотели бы стать Сэнши» - с этими словами она исчезла во вспышке света.

Укё и Конацу ответили хором: «О да, мы бы очень хотели!»

* * *

СэйлорСан первой прибыла в храм к Рей, телепортировавшись прямо к ней в дом. Она рухнула навзничь и заснула. Тренировка дала ей возможность телепортироваться по ночам, хотя без солнечного света она всё равно после этого вырубалась. При свете дня она была способна телепортироваться по желанию, лишь слегка уставая.

Рей увидела Сан в коридоре своего дома, и спешно уволокла храпящее тело в свою спальню. Она похлопывала Сан по щекам, пока та не очнулась. «Превращайся обратно, Ранко! Здесь Кумада, заделывает ту дыру в стене, которую ты пробила на той неделе»

СэйлорСан быстро превратилась обратно в Ранко. «Подушка есть?»

Рей закатила глаза, и, взяв с к кровати подушку и одеяло, вручила ей. «Вот, держи. Только постарайся сегодня дом не ломать»

Прошло тридцать минут, и все Сэнши в человеческом обличье собрались. Рей, Сецуна, Луна и Артемис приветствовали их. Аканэ спросила, где Ранма, и ей была показана Ранко, мирно дремлющая в спальне Рей. Аканэ пришлось силком удерживать от попытки припечатать Ранко колотушкой. Они подумали, что Аканэ просто хотела её жёстко разбудить. Сэнши решили, что лучше оставить Ранко в покое - иначе она, скорее всего, психанёт - поскольку кошки на сегодняшнем собрании присутствовать будут. Они позовут Ранко, если понадобится.

Они все собрались в комнате для чтений в огне. Рей открыла собрание: «Мы с Сецуной видели кусочек будущего, и мы знаем, что приближается что-то страшное. Этот враг не похож ни на что, с чем мы сталкивались раньше. Фактически, это всё настолько не похоже на всё, с чем мы имели дело, что я не знаю, сможем ли мы вообще справиться.

По толпе прошёл шёпот. Сецуна встала, отодвинув Рей. «Мы имеем дело с чем-то, что может путешествовать во времени, и это нечто странным образом изменило историю. Именно из-за факта путешествия во времени я не могу попасть к Вратам времени.

«Почему так?» - спросила Харука. Она хотела знать больше.

Сецуна ответила: «Временной парадокс. Врата времени имеют автоматическую блокировку. Если они обнаруживают, что проход через них может вызвать катастрофический временной парадокс, они никого к себе не подпускают. Такое может случиться, если кто-то владеет машиной времени, и использует её.

Макото спросила: «Так кто использует машину времени?»

Сецуна ответила: «Воины из возможного будущего. Где-то в будущем шла ужасная война, и эта война дотянулась до нашего прошлого» - она одарила Харуку суровым взглядом - «Существует развивающаяся временная петля. Но вот в чём проблема. То, что я знаю о временной линии, не совпадает с тем, что происходит. И в результате история перекраивается прямо сейчас, пока мы сидим здесь»

Усаги поникла. Она не хотела слышать всё это. Она надеялась, что они устроят перерыв, и добудут себе мороженого.

Хотару крепко обняла маму. Она подумала о своём сне прошлой ночью. Ей было страшно за маму.

В дверях появилась Ранко, слегка трясущаяся, но всё ещё способная к осмысленным действиям: «Ну, так какой история должна быть сейчас?»

Сецуна повернулась к Ранко. «В мире должна быть тишь и благодать. Однако,» - Сецуна потянулась к маленькому столику, и взяла с него одну газету из кучи. Она подняла её вверх, и показала всем заголовок, гласивший «ВЗРЫВ В ТЕЛЬ-АВИВЕ, 154 УБИТЫХ». Сецуна прочла заголовок вслух, и добавила: «Вот, что не так» - она швырнула газету на пол в центре комнаты. Она взяла другую газету, заголовок которой гласил: «КИТАЙ УГРОЖАЕТ ТАЙВАНЮ ВОЙНОЙ». Она бросила в кучу и её. «ПЕРЕСТРЕЛКА В ШКОЛЕ, ДЕВЯТЬ УБИТЫХ. ВЗРЫВ АВТОБУСА УНЁС 14 ЖИЗНЕЙ. ЧИСЛО ЖЕРТВ ОТРАВЛЕНИЯ ЗАРИНОМ ДОСТИГЛО 44. СОЕДИНЁННЫЕ ШТАТЫ ОБЪЯВИЛИ СОСТОЯНИЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ТРЕВОГИ» - заголовок за заголовком швыряла она в кучу.

«Вот ответ на твой вопрос. О, в той временной линии, что я знаю, мир – тоже не очень безопасен. Но события совершенно не сопоставимы по масштабу с тем, что я вижу. Кто-то всё время вмешивается, нагнетая всемирную паранойю. Вот о чём нам говорило увиденное в огне. Это не одиночное событие, а череда событий по всму миру.

Луна и Артемис переместились на другой конец комнаты, чтобы не спровоцировать Ранко на срыв. Та, однако, демонстрировала нечеловеческую силу воли. Она пыталась не замечать, что в её присутствии есть кошки. Ранко ответила: «Так что нам-то с этим делать?»

Слово взяла Луна. «Пока – ничего, кроме того, что надо сосредоточиться на причине волнений в мире. Мы не можем быть одновременно в сотне мест – а таков масштаб происходящего. Нам надо найти корень всех этих событий, и разобраться с ним. Поэтому моим предложением будет всем держать глаза открытыми, и если откуда-нибудь услышите о зачинщиках – дайте знать Рей, Артемису или мне, а мы посмотрим, может это поможет нам найти, кто сеет смуту, и зачем»

Все Сэнши кивнули, соглашаясь. Без видимого врага толка от них было немного. Они начали расходиться.

Аканэ бросала на Ранко убийственные взгляды. Минако и Рей заметили это, и гадали, в чём дело. Ранко подошла к Аканэ, но прежде, чем успела заговорить, Аканэ повернулась и ушла. Ранко вышла вслед за ней. Минако и Рей последовали за Ранко.

Ранко окликнула её: «Аканэ, ну пожалуйста, дай мне поговорить с тобой»

Аканэ лишь ускорила бег, и скрылась из вида. Ранко была слишком уставшей, чтобы гнаться за ней, и остановилась. На лице её была печаль.

«Эй, Ранко, хочешь мороженого?» - Рей точно знала, что нужно, чтобы ободрить ту.

Ранко улыбнулась: «Ага, это было бы здорово»

«Я знаю кафе-мороженое, которое работает по ночам» - жизнерадостно сказала Минако.

«Я тоже хочу пойти!» - донёсся до них возглас. Трое девушек обернулись, и увидели Усаги, счастливо танцующую в ванильно-клубничном ритме.

«Ладно, пошли с нами» - сказала Рей.

* * *

«Разве завтра не учебный день?» - спросила официантка у группы девушек-подростков, деловито исходящих слюнями над меню. Была почти полночь.

«Ну да, но мы-то в старшей школе» - просияла Усаги.

«Так что будете заказывать?» - официантка подумала, что они ведут себя словно малые дети, а не ученицы старшей школы.

Девушки объявили свои заказы, и начался расспрос с пристрастием.

Рей начала: «Ну, Ранко, что с Аканэ? Она хотела избить тебя до бесчувствия, когда увидела спящей»

«Мы сегодня утром поссорились» - смущённо ответила Ранко.

«Это имеет отношение к утренней тренировке?» - Минако вспомнила, что начала Аканэ, подкалывавшая Ранко.

«Ну, не совсем. Я опять сказал ей что-то не так, и она выпнула меня из дома. Буквально, прямо об дерево.

«Нам нужно поговорить с ней» - вставила Рей - «Ей нужно контролировать свой темперамент»

Ранко прервала её: «Нет. Виноват я. Не она»

«Э?» - удивилась Рей.

Ранко понизила голос. «Я сказал ей, что она глупо выглядит в своём сейфуку»

«Не может быть!» - вырвалось у Усаги.

«У меня просто привычка какая-то говорить ей гадости. Я её обижаю, когда сам не хочу. Просто не понимаю, как это у меня выходит. Вот получается, и всё» - Ранко поставила локти на стол, и упёрлась подбородком в ладони.

«Тут ты в точку попала. Мы не зря зовёмся прекрасными Сэйлор Сэнши, тупица ты такая» - Минако тюкнула Ранко пальцем по голове.

«Тише ты» - сердито уставилась на неё Усаги - «Хочешь всему свету разболтать?»

Рей обругала Ранко: «Ранко, тебе и правда надо научиться затыкаться вовремя. Ты иногда бываешь такой несносной»

Ранко упёрлась лбом в стол. «Если ты пытаешься меня подбодрить, то попытка провалилась»

Усаги по наитию сказала: «Знаешь, Ранко, тебе было бы полегче, если бы ты держала себя как девушка. Может быть, тогда бы ты поняла, что твой сейфуку совсем не глупо выглядит»

«Но я парень!»

Они все рассмеялись. Минако сквозь смех ответила: «Может, в зеркало посмотришь?»

Ранко ответила понимающей ухмылкой. Она выпрямилась. Она поглядела на свой пышный бюст. «Ну ладно, похоже, ты права. Мне и правда стоит начать носить лифчик по таким случаям»

Усаги подпрыгнула: «Вот, так держать! Давайте завтра все пойдём за бюстгальтером для неё!»

Ранко ахнула : Мама! Я совершенно про неё забыл! Я сказал ей, что зайду вечером. Вот зараза, я опять влип.

Мороженое прибыло, и Усаги с Ранко съели его всё. Минако вздохнула: «Ну, я всё равно стараюсь слегка сбросить вес»

Рей закатила глаза, держа в руке так и не использованную ложку: «Знаешь, я своё хоть попробовать хотела»

* * *

Нодока ждала сына до полуночи. Она была ужасно опечалена тем, что он так и не зашёл повидать её, как обещал. А она так надеялась, что он вырастет не таким ненадёжным, как Генма - тот раздавал обещания не раздумывая. Похоже, Ранма-таки удался в отца. Нодока легла спать, и плакала, пока не заснула.

* * *

Часы спустя СэйлорСан вымещала свою агрессию на безответных камнях. Она была зла на себя за то, что забыла о встрече с матерью и не могла заснуть. Рей предложила ей место переночевать, поскольку считала, что лучшее время для разговора с Аканэ – утром в школе.

Сан проспала всего пару часов, и проснулась в четыре утра. Она превратилась, телепортировалась на свой любимый полигон и провела оставшееся время лупя наугад по кактусам и остовам автомобилей. Она не заметила скрытые камеры, расставленные вокруг.

Пора было закругляться. Она вытерла пот со лба, и стала думать о том, как лучше всего попросить Аканэ принять её обратно. Она поглядела на себя в сейфуку. Он смотрелся ни капельки не глупо. Он был прекрасен. С этой мыслью Сан улыбнулась, крутанулась, и во вспышке исчезла.

Камеры засняли всё на плёнку.



 

~ конец 8-й главы ~

 

Ребекка Энн Хейнемэн, 5 октября 2002.
переведено на русский 18 июня 2005.

Следующая глава}