Cheb's Home Page
 
 
 
Orphus system

Cheb's Home Page

Главная
Cheb's Game Engine Косметическая подтяжка Quake II
Штошник на ушах
 

 

Сэйлор Ранко:
Ограниченный Кругозор

Глава 6: Доклад Конацу



Ранма 1/2 - собственность Румико Такахаcи. права на публикацию принадлежат VIS в США и Shogakukan в Японии. Сэйлормун - собственность Наоко Такеучи. Права на публикацию принадлежат Kodansha Ltd в Японии и Mixx Entertainment в США. Персонажи "Терминатора" созданы Джеймсом Кэмероном. Прочие персонажи принадлежат соответствующим владельцам. Моя цель - почтить этих создателей и их работы, а не посягать на их авторские права.

* * *

 

«Капрал, подойдите сюда» - скомандовал сержант Пол Миллер. Ему совершенно не казалась забавной поданная капралом Гонсалесом заявка на камеры и прочее оборудование для дистанционного видеонаблюдения. Сержант хотел знать, зачем тому это всё понадобилось.

Капрал Хосе Гонсалес был латиноамериканцем двадцати с хвостиком лет. Высокий, худощавый и готовый перевернуть мир. Миллер отдал честь, и попросил его садиться. - «Я рассмотрел ваш запрос, но прежде, чем утвердить его, я хочу знать, зачем вам всё это оборудование. Стоит оно недёшево, а ваш доклад малость расплывчатый»

Гонсалес воспрял духом, поняв, что может действительно получить то, о чём просил. - «Я обнаружил на испытательном стрельбище следы применения тяжёлых боеприпасов. Вероятно C4, динамит или тротил, но мне не удалось поймать за руку тех, кто там безобразничает - они как сквозь землю проваливаются. У меня с собой» - он достал из своего портфеля плотный бумажный конверт, и положил перед сержантом на стол - «фотографии пяти мест, подвергшихся массированным разрушениям»

Взгляд сержанта оживился, он открыл конверт и достал оттуда пачку глянцевых чёрно-белых фотографий 20х25см., на которых были запечатлены раздробленные валуны, воронки от взрывов и сожжённые остовы брошенной техники. «Есть идеи, кто всё это устроил?»

«Пока что единственный вывод, какой я смог сделать - доморощенные террористы тренируются работать с купленной на чёрном рынке взрывчаткой. Или ещё хуже - с самодельным оружием. Повреждения - явно не от огнестрельного и не от крупнокалиберного оружия. Думаю, это гранаты или даже реактивный гранатомёт. Что меня больше всего беспокоит - на эти шалости расходуется огромное количество боеприпасов»

«Где вы собираетесь разместить камеры? Чтобы накрыть пять разных мест, этого оборудования не хватит»

«Я нашёл одно место, которое подверглось разрушениям пять раз за последние две недели. Вот, тут на карте оно помечено номером два. Если они не сменят свои привычки - через несколько дней я их раскопаю как миленьких»

«Вы уверены, что это не от предыдущих стрельб? И кроме того, это могут быть морские пехотинцы из города Юма в Аризоне - они часто маются от скуки»

«К таким выводам я и сам пришёл в начале. Однако в этот четверг у парней из Юмы была инспекция, и базу никто не покидал. На четвёртом наборе снимков - повреждения, нанесённые в четверг. Если только кто-нибудь из них не ходил в самоволку, морские пехотинцы причиной стать не могли»

«Чёрт, а я надеялся на них бочку накатить» - Миллер поставил на бланках печати, и со вздохом вручил их Гонсалесу. «Вот, держите, только не вздумайте хоть что-нибудь сломать - любые потери вычтут из вашего ничтожного жалования.

Гонсалес сдержал торжество. «Благодарю, сэр» - он встал, отдал честь, и отправился получать своё оборудование. «Кто бы вы, дуболомы, ни были - вы у меня в руках» подумал он.

* * *

Рёга очнулся в небольшой кровати. Он не помнил, как попал сюда. Он понял, что лежит под одеялом голый, и рывком сел. Он огляделся по сторонам, и обнаружил себя в спальне, оформленной очень женственно, стены были усыпаны картинами с цветами, мягкими игрушками – свиньями, и наградами. Он осмотрел бело-розовую мебель, и увидел свою одежду, сложенную на стуле.

Одежда была аккуратно выстирана и свёрнута. Он выбрался из постели, и оделся. На столе возле стула он увидел свою фотографию в рамочке. На щеках у фотографии были ручкой пририсованы маленькие крестики. Контур его лица обрамляли сердечки. Он перевернул фотографию, и увидел на тыльной стороне слова «Рёга Хибики», обведённые рамкой в форме свиньи, сердечками и счастливыми рожицами.

Он поставил фотографию на место. Он заметил мягкую игрушку – чёрного поросёнка, повязанного однотонной жёлтой банданой, сидящего рядом с рёгиной фотографией.

Рёге было хорошо. Это было ненормально. Так не положено. Ему от этого было не по себе. «Это, должно быть, сон» подумал он «Никто не стал бы так обо мне заботиться. Или?..»

Он дополз до двери, и открыл её. Он вышел в холл, когда знакомый голос возвестил: «АКАРИ! Тут кое-кто хочет тебя видеть!» - это был тот старик, что встречал его у дверей. «Похоже, он пережил ночь!»

Рёга подошёл к перилам, отделявшим холл от первого этажа. Рёга был на втором этаже, откуда открывался превосходный вид на гостиную внизу. Акарин дед сидел на стуле и курил трубку. Он сказал Рёге: «Она сейчас на дворе, развлекается по хозяйству – кормит свиней помоями, и всё такое.. Должна вот-вот вернуться. Давай, сынок, спускайся»

Рёга спустился, и сел на стул рядом с дедом. «Так вы – её дедушка?»

«Ага, по материнской линии.» Он вспомнил, что Акари рассказывала, как Рёга поддерживал её, когда скончался её другой дедушка.

«А, и простите за прошлый вечер. Я не ждал, что Акари так вот окатит меня тёплой водой»

«Тут нечего стесняться, сынок! Мне кажется, она это ради меня сделала. Она мне все уши прожужжала о том, что ты превращаешься в свинью. Я думал, у неё просто шарики за ролики заехали. Целый день со свиньями, знаешь ли. Но ты вчера показал, что я был неправ»

Рёга отвёл взгляд. Он не любил, когда ему напоминали о проклятии. «ЧТОБ ТЕБЯ, РАНМА!» - мысленно возопил Рёга, как и много раз прежде.

«Что такое, сынок?» Дед моментально ухватывал эмоции. Он был не из тех, что легко провести.

Рёга снова поглядел на него. «Ничего»

«Так ничего, да, Пи-чян

Рёга побелел. «Пи..пи..пи-чян? Откуда вы узнали?»

«От Акари, конечно. Она сказала, что ей рассказала какая-то девушка по имени Ранма. Мою внучку, бывает, не остановишь, как о тебе начнёт говорить. Она всё рассказывала, и рассказывала как ты победил Кацунищики, её призового свина»

Рёга уже не слушал, одного только упоминания имени Ранмы ему было достаточно, чтобы выйти из фазы с реальностью. Он вошёл обратно в фазу, когда в гостиную вошла Акари.

«Рёга!» Акари подбежала и схватилась за него. «Я так по тебе скучала! Что ж ты раньше не заходил?»

«Я... Э... Э...» замялся Рёга.

«Снова потерялся?» ответила за него Акари.

Рёга подавленно опустил взгляд: «Ну, да»

Заразительная улыбка Акари могла поднять настроение кому угодно. «Пойдём, давай я тебе тут всё покажу» Она взяла его за руку, и устроила экскурсию по ферме Унрю, где выращивали свиней-сумоистов. Свиней? Ну почему это обязательно должны были оказаться свиньи?

Дед продолжал внимательно приглядываться к Рёге. Он хотел убедиться, что этот молодой человек – тот, кто нужен Акари. Другой её дед, прежде, чем умер, клялся и божился что подходящим мужем для неё будет тот, кто сможет побить фамильного призового свина. И, если верить Акари, это был именно он.

Часы проходили за часами, с лица Рёги не сходила улыбка, он рассказывал Акари о своих путешествиях, о своём самостоятельно полученном образовании, о своём знании науки, языков и боевых искусств. Дед всё запоминал: проверку ему пройти всё равно придётся.

«Рёга, сынок, сходи за меня в магазин» он вручил Рёге тысячееновую банкноту, и объяснил: «Магазин – вдоль по улице. Сходи и принеси дюжину яиц. И сдачу не забудь, понял?»

«Э... Ладно. Сейчас вернусь» сглотнул Рёга. Он не был уверен, успеет ли вернуться, прежде чем яйца испортятся. Он подавленно направился к двери, думая о том, что теперь нескоро ещё увидит Акари. Когда он выходил, дед крикнул вслед: «Акари нужны эти яйца»

Рёга пошёл к воротам, и повернул в сторону рынка. Через несколько минут он уже был в магазине – нашёл яйца, купил, и вернулся в дом.

Рёга вошёл, оповестив «Я вернулся». Дед сидел на своём стуле лицом к двери, с нехорошей ухмылкой на лице. Он поднялся, поблагодарил Рёгу, взял сдачу, и унёс яйца на кухню. Холодильник уже ломился от яиц, так что надо было освободить место для этих.

«Он тоже её любит» тихо сказал дед. Пора познакомиться с будущим зятем поподробнее.

* * *

Конацу терпеливо ждал, пока хозяйка проснётся. Будильник зазвонил, и Укё хлопнула по кнопке. Это было на неё не похоже. Она обычно просыпалась с рассветом, и до завтрака час практиковалась в кулинарных боевых искусствах. Он был слегка озабочен, что хозяйка оступилась в своей верности боевому искусству.

Он практиковался в зале окономиячной со своим такемицу, пока не услышал, что хозяйка встала. В одно мгновение он переоделся из своего наряда ниндзя в бело-розовое цветастое кимоно, включая полный макияж. Затем он смиренно сел на колени под дверью спальни Укё, ожидая её указаний.

«Доброе утро, Конацу» Укё каждое утро приветствовала своего слугу подобным образом. Конацу был всегда благодарен хозяйке за добрые слова. Эта жизнь была бесконечно лучше той, что он жил с мачехой. Мачеха взрастила его в мире без капли доброты. Мачеха, имевшая пасынка, но растившая его как падчерицу, обучая искусству женщин-ниндзя.

«У меня для вас новости о Ранме и Аканэ» гордо объявил Конацу.

«Уже? Быстро ты. И что за новости?» Укё разобрало любопытство: она почти и забыла уже, как послала его в Джюбан, шпионить за Ранмой.

«Вы были правы. Аканэ – Сэнши» Конацу поглядел на хозяйку ожидая, что она будет довольна этой информации.

«Ты же шутишь, да?» рассмеялась Укё.

«Нет. Я видел, как она превращается. И Ранма тоже» не смутившись ответил он.

«Ранма?! Ты сказал - Ранма? Нет, только не говори, что ты сказал Ранма» Укё была потрясена – это, должно быть, какая-то шутка.

«Да, он сначала окатил себя из пожарного крана, стал девушкой, а затем превратилась в Сэйлор Сэнши. Потом она сделала отбивную из Хаппосая»

Укё была захвачена всем этим врасплох. «Нет, Конацу, в самом деле – Ранма не может быть Сэнши»

«Нет, он Сэнши»

«Не может такого быть»

«Я видел собственными глазами»

«Ты, наверно, ошибся»

«Нет.» Конацу был разочарован. Он предоставил своей возлюбленной хозяйке точный и достоверный доклад, а она не захотела ему верить.

«Это невозможно. Из того, что я слышала, Сэнши – они, все королевской крови. Это точно не про Ранму. Этот хам и пяти минут не продержался бы в присутствии императора, чтоб не оскорбить его, и не оказаться высланным в Бразилию» Она разразилась хохотом, представив, как Ранму пинком вышибают из императорского дворца.

«Хозяйка, при всём моём глубочайшем уважении, Ранма и Аканэ – обе Сэйлор Сэнши» Конацу был опечален таким несерьёзным к себе отношением.

«Ну ладно, тогда Аканэ, как я понимаю – Сэйлор Меркури» выдавила сквозь смех Укё.

«Нет, это не так. Она – Сэйлор Ио. Она назвалась, когда произносила речь перед Хаппосаем»

«ХАППОСАЕМ! Да она этому паразиту даже который час говорить не стала бы! Сэйлор Ио? Это что-то новое! ХА ХА ХА!» Укё никогда не слышала о Сэйлор Ио. Их было только десять, как она слышала.

Конацу увидел, что разговор заходит в тупик. «Ранма называет себя Сэйлор Сан. Она тоже произнесла речь перед Хаппосаем»

Укё рухнула на пол, хохоча – она видела снимки Сэйлор Сан. Та совершенно не была похожа на Ранму, ни на девушку, ни на парня. Ну, у неё, конечно, были рыжие волосы, но это была точно не Ранма. «Теперь я точно знаю, что ты всё это выдумываешь! Ранма толкает речь перед Хаппосаем! Ранма в мини-юбочке Сэнши! Оо, Набики убить была бы готова за фотографию!» Укё уже держалась за живот, чтоб не надорваться от смеха.

Конацу засунул обратно в карман снимки, которые собирался предъявить Укё. Даже ничтожная возможность того, что они могут попасть в руки Набики, обесчестила бы те дружеские чувства что он питал к чете Саотоме. Они помогли ему порвать с мачехой. «Простите, хозяйка. Это всё была шутка. Я думал, что эта новость взбодрит вас» солгал Конацу. Он чувствовал себя отвратительно, но не мог дать ей доказательство секрета Саотоме, пока не был уверен, что хозяйка не уронит их честь, рассказав остальным.

Укё отсмеялась только через минуту. «Спасибо, Конацу, мне и правда нужно было посмеяться как следует. У меня, наверно, крыша поехала – как я только подумать могла, что Аканэ может быть Сэнши. Ранма... Хи хи хи...» Её снова разобрал смех.

Конацу был разочарован. Он-то надеялся, что Укё верит ему, верит, что он может дать только точный и аккуратный доклад. Он прошептал: «Откуда такое пренебрежение мной? Я думал о вас лучше»

Укё прекратила смеяться. Она увидела, как Конацу печально склонил голову и весь увял. «Я не хотела проявлять неуважение. Прости, что послала тебя в Джюбан. Не знаю, что на меня тогда нашло»

Конацу еле слышно произнёс: «Я люблю вас, Укё. Пожалуйста, не смейтесь»

Укё знала, что Конацу любит её. Она, однако, не отвечала взаимной любовью, вся сосредоточенная на том, чтобы заполучить Ранму. Всё это время Конацу был для неё не более, чем частью обстановки окономиячной. Но теперь она почувствовала лёгкий укол вины, и даже начала видеть фигуру перед ней как личность. Укё сделала глубокий вдох. «Я не буду больше смеяться, мой друг»

Конацу было немного больно, что она назвала его "другом". Но потом он просиял, и улыбнулся Укё. Она сказала "друг"! Ух ты, неужели она пригласит меня на свидание?

«Ну, мне надо готовиться к школе» Укё улыбнулась Конацу, и закрыла дверь спальни. Укё думала о Конацу. Он всегда был рядом – она просто была слишком слепа, не видя этого. Хорошо было иметь друга, на которого можно положиться. Она почувствовала себя немножко счастливее, чем была уже долгое время. Она оделась, и ушла в школу.

Позже, когда Укё уже некоторое время не было, Конацу изучил фотографии Сэйлор Ио и Сэйлор Сан. Серия снимков, запечатлевшая трансформацию Ранко в Сэйлор Сан, была абсолютным доказательством того, что она – Сэнши. Он позволил снимкам соскользнуть обратно в конверт, и убрал их до времени. Глаза Конацу превратились в сердечки. «О, как , наверно, интересно быть махо сёдзё! Хии хии! Надо спросить Ранму, каково это!»

* * *

Где-то далеко, под землёй, сообщения, телефонные звонки и электронные письма рассылались выбранным людям по всему миру, задавая вопросы и получая ответы. Список кандидатов сужался. Миссии составлялись, а для некоторых уже были назначены. Семена раздора были посеяны.

Выживание гарантировано.

* * *

Харука отправила Мичиру и Хотару в парк. Хотару была рада провести время с Мичиру-мамой: это обычно означало море игр и мороженого. Харука хотела остаться в одиночестве, чтобы можно было без помех поговорить с Сецуной. Сецуна удерживала информацию. Сомнений в этом не было. Харука взяла вечернюю газету. В Бангладеше было восстание. Пакистан и Индия подводили войска к Кашмиру. Проблемы с Ираком удвоились. Северная и Южная Кореи обменивались оскорблениями. Китай снова требовал от Тайваня присоединиться к себе. В России бунтовали голодные пенсионеры.

Харука не любила читать новости на первой полосе. Она бросила ту часть газеты на стол, оставив у себя в руках только спортивный раздел. Она читала о последних результатах гонок, и надеялась, что недалёк тот день, когда она сможет стать профессиональным гонщиком. Замечательная мечта, но быть Сэнши – гораздо большая ответственность.

Раньше тем же днём Харука и Мичиру глядели в Зеркало Глубинных Вод Мичиру, чтобы разглядеть хоть что-нибудь в будущем. Всё, что оно показало – охватившую людей паранойю. Повсюду были одни только волнения. Это лишь укрепило решимость Харуки вытрясти из Сецуны все секреты.

Сецуна пришла домой. Она быстро заметила нехватку народа в доме, и попыталась ускользнуть незамеченной. Харука окликнула её: «Присядь пожалуйста, нам надо поговорить».

Сецуна поняла, что влипла. Она неохотно подошла к столу в гостиной, и села. «Ладно, о чём ты хотел поговорить?»

«Не разыгрывай мне тут невинность! Ты что-то знаешь, и я хочу знать – что!» рассвирепела Харука. Она знала, что Сецуна знает, что несёт будущее, и что означает увиденное ими вчера в храме у Рей. Она должна была знать всё, чтобы защитить свою семью.

«Я уже рассказала тебе всё, что знаю» ответила Сецуна.

«Так не выйдет!» выкрикнула Харука. «Хотару приснилось, что мы с Мичиру умерли! Моя дочь что, останется сиротой?!»

«Я не знаю»

«Ты не знаешь? Великая и всеведущая Сецуна не знает? И ты хочешь, чтобы я этому поверил?» она грохнула по столу кулаком. Харука отчаянно боролась, чтобы не потянуться через стол, и не начать выдавливать информацию из той руками.

«Отлично. Я объясню, но ответом по прежнему останется "не знаю"» Сецуна слегка откинулась назад, чтобы её горло оказалось вне дистанции захвата. «Я не всеведуща, вопреки популярному убеждению»

«Ладно, объясняй» Наконец-то разговор сдвинулся, подумала Харука.

«Мы имеем дело с временной развилкой. С расщеплением во времени, которое не должно существовать»

Харука чуть-чуть расслабилась, и сделала жест продолжать.

Сецуна продолжила: «Это подобно кольцу: событие в будущем может повлиять на прошлое, породив саму причину этого события. Событие в будущем нуждается в событии в прошлом для своего существования – это классический пример временного парадокса.»

Харука почувствовала надвигающуюся головную боль.

«Теперь смотри, эта временная петля была вызвана событием примерно через двадцать лет в возможном будущем. Это событие стало причиной другого события, двадцать лет назад. Однако,последствия того события были исправлены многие годы назад, что устранило причину исходного события. Временная петля исчезла, и в мире всё спокойно. Вся временная линия прекратила существование. Те события никогда не случались.

Харука старательно тёрла виски. «Так что тогда влияет на настоящее?»

«Я не знаю» просто констатировала Сецуна.

«И почему нет?»

«Потому что я не знаю всего. Единственная зацепка – рябь в потоке времени, которую я почувствовала несколько недель назад. Она была очень слабой, но похожей на то, что я чувствовала двадцать лет назад. Но её причиной не могло быть то же событие.

«Ты уверена?» с подозрением спросила Харука.

«Совершенно уверена. Старое событие было отменено. Оно никогда не случалось» с уверенностью сказала Сецуна.

«А откуда ты это знаешь?»

«Потому что судный день уже в прошлом»

«Повтори?»

«Если бы временная петля оставалась на месте, мы все, Сэнши, были бы уже давно мертвы» Сецуна бросила взгляд за окно. «Но я всё ещё вижу Токио во всём его великолепии. Что значит, временная петля никогда не возникала, и беспокоиться нам не о чем» она закусила губу.

«Что это было за событие?»

Сецуна замерла. Закрыла глаза. «То, что снится в кошмарах»

«Конец света?»

«Гораздо хуже. Это был конец всего. Третья мировая война» она открыла глаза, и еле заметно улыбнулась. «Но она была предотвращена»

«Как?»

Сецуна уставилась в пространство. «Мы – не единственные герои на этой планете. Мы не должны ослеплять себя, думая, что Сэнши – единственные, кто может менять судьбы мира. Мы должны снять шоры и расширить наш ограниченный кругозор. В этом мире повсюду есть люди, готовые пожертвовать жизнью, пожертвовать всем ради его защиты. Третья мировая была предотвращена таким героем»

«И кто был этот герой?»

«Не имеет значения. Он уже спас мир. Потому что мы с тобой сидим сейчас здесь – он уже одержал победу. Всё, сделанное им, было стёрто завихрениями времени.

«Тогда откуда все эти предзнаменования?»

«Это – то, чего я не знаю» Сецуна устроилась на стуле поудобнее, любуясь видом из окна.

«Что случилось? Это была третья мировая?»

«Вообрази свой худший кошмар, и умножь тысячекратно. Тогда, может, приблизишься к пониманию того будущего. Я молюсь, чтобы тот кошмар никогда не наступил. Меня утешает только тот факт, что судный день должен был бы уже наступить»

«У тебя есть какие-нибудь идеи, что означает увиденное в огне?»

«Нет. Пожалуйста, не спрашивай меня больше. Я правда не знаю» Сецуна поглядела на неё, почти плача.

Сецуна, в кои-то веки, честно выкладывает правду – подумала Харука. Она поднялась, и вышла из дома. Она пошла в парк. Она хотела провести время со своей семьёй.

 

 

~ конец 6-й главы ~

 

Ребекка Энн Хейнемэн, 5 октября 2002.
переведено на русский 03 июня 2005.

Следующая глава}