Cheb's Home Page
 
 
 
Orphus system

Cheb's Home Page

Главная
Cheb's Game Engine Косметическая подтяжка Quake II
Штошник на ушах
 

 

Сэйлор Ранко:
Ограниченный Кругозор

Глава 18, Закат судного дня



Ранма 1/2 - собственность Румико Такахаcи. права на публикацию принадлежат VIZ в США, Shogakukan в Японии и Сакура-пресс в Российской федерации. Сэйлормун - собственность Наоко Такеучи. Права на публикацию принадлежат Kodansha Ltd в Японии и Mixx Entertainment в США. Персонажи "Терминатора" созданы Джеймсом Кэмероном. Прочие персонажи принадлежат соответствующим владельцам. Моя цель - почтить этих создателей и их работы, а не посягать на их авторские права.

* * *

Воины в матросках начинали волноваться за СэйлорСан. Та телепортировалась на Землю уже минуту назад, и всё ещё не вернулась. Ей обычно было нужно лишь пятнадцать секунд чтобы телепортироваться, схватить кого-нибудь, и вернуться.

СэйлорИо услышала что-то в глубине своей души. На лице её отразилось выражение чистого ужаса, она закрыла лицо руками и закричала: «ПАПА! НАБИКИ! НЕЕЕЕЕЕТ!!!»

Она упала на колени, и зарыдала. Остальные Сэнши попятились от Ио, когда она склонилась, уткнувшись лбом в пол, и начала бить по полу кулаком. «НЕТ! НЕТ! НЕТ!» - Ио скорчилась в комок, и повалилась на пол, обезумев от горя.

Венера подошла к Ио, утешить её. Ио даже не заметила, что та держит её за плечо. Ио съёживалась всё сильнее и сильнее, прижимая колени к груди. Венера, в порыве сочувствия, начала рыдать вместе с Ио, разделяя её боль. И ещё Венера очень боялась за собственную семью.

Сэйлормун не двинулась с места с тех пор, как девушки телепортировались на орбитальную станцию. Она была почти в коме, полностью оглушённая, всё ещё желая, чтобы это всё оказалось сном, от которого она могла проснуться. Ей так хотелось оказаться в руках Мамору, хотелось быть обычной девушкой и вести обычную жизнь.

У СэйлорЮпитер не было другой семьи кроме Сэнши. Она подумала о соратнице, пропадавшей неизвестно где: «Что-то Сан долго не возвращается»

Марс тоже была обеспокоена. Она сидела на полу, беспокоясь о собственной семье. «Надеюсь, с ней всё в порядке»

Уранус услышала этот разговор, и перешла от Сатан с Нептун к остальным Сэнши: «Она, наверно, отключилась. Она была очень уставшей, когда принесла меня сюда. Мне пришлось хлестать её по щекам, чтобы она очнулась и принесла сюда Луну с Артемисом»

Марс эти слова совершенно не утешили: «Надеюсь, она просто задерживается»

Марс даже думать не хотела, что Сан могла попасть в беду. Марс в упор отвергала идею, что Токио был разрушен атомной бомбой пока Сан была там. Она почувствовала бы боль деда и отца, если бы это случилось. Марс услышала ещё один всхлип со стороны Ио, и реальность обрушилась на её надежду с сокрушительной силой. «Куда Сан отправилась?»

Юпитер стала вспоминать, где у Сан жили родственники. «У неё же, вроде, мать живёт в Нэриме... О нет!» - Юпитер вдруг осознала, что семья Ио жила в том же доме, что и мать Сан. «Ио, ваши родители жили вместе, да?»

Ио не слушала. Она лежала скорчившись, убитая горем. Юпитер и Марс склонили головы и обняли друг друга. Они надеялись, вопреки всему, что Сан уцелела.

* * *

Ураган начал стихать, потом сменил направление, с возрастающей скоростью неся обломки и мусор к огненному шару, поднимающемуся над северными окраинами Токио. СэйлорСан держала руки над головой, пытаясь защититься. Она погрузилась ещё глубже в пруд, используя воду как щит, но она умела задерживать дыхание всего лишь на две минуты. Сан уже начинала синеть.

Она вынырнула из пруда, вдохнула, и нырнула обратно, надеясь, что дом не упадёт ей на голову. Прошли минуты, показавшиеся часами, прежде чем ветер утих. Сан заметила, что рёв ветра уже почти не слышен под водой, и высунула голову, чтобы оглядеться.

Её глазам предстала сцена из ада. Небо было заполнено густым чёрным дымом, город вокруг неё озарял огонь тысяч пожаров. Окружавшая дом Тендо каменная стена была разрушена, лишь отдельные куски её торчали там и сям. Дом был лишь полтора метра в высоту. Всё выше этой границы было сорвано и унесено ударной волной. Сад был выжжен, над землёй плясали язычки пламени. Нижняя часть дома была спасена от испепеления лишь тенью, которую создала стена вокруг участка в момент взрыва бомбы.

Сан медленно поднялась, потрясла головой, и прочистила уши, в которых пульсировала боль – взрыв почти оглушил её. Она похромала к остаткам дома. Она чувствовала, что её нога сломана. Каждый шаг был наполнен болью. Но она продолжала ковылять к дому. Она должна знать судьбу матери. Она нашла толстую обгоревшую деревяшку, и использовала её в качестве костыля. Она приостановилась, чтобы восстановить равновесие, и продолжила своё мучительное путешествие.

Наконец она добралась до того места, что было гостиной. Вся мебель исчезла. Она подняла взгляд вверх, туда, где была комната матери, и заплакала. Она знала, что мать мертва. Ей не нужно было видеть тело – чувства Сэнши и собственная душа подтвердили то, что она увидела в те роковые секунды. Сан согнулась, опершись на свой костыль и рыдая.

Она рыдала больше пятнадцати минут, в голове у неё раз за разом крутились способы, какими она могла предотвратить всё это. Почему она не предложила матери жить вместе с ней в Джюбане? Почему не забрала её, пока они ждали Сэйлормун? Почему не тренировалась больше – тогда бы она не потеряла сознание, принеся Уранус на станцию? Почему? Почему? Почему?

Сан всё ещё не отошла после смерти отца. Теперь и её мать была мертва. Она осталась сиротой. У неё больше не было семьи. Она просто стояла, осознавая всю тяжесть этого, не желая смириться с тем, что матери больше не было. Она стиснула зубы с такой силой, что они чуть не треснули. Внезапным движением подняв лицо к небу она издала крик такой силы, что мог бы разбудить мёртвого: «ААААААААААА!»

Она кричала минуту. СэйлорСан глубоко вдохнула. Она подумала о своей жене, СэйлорИо, и вспомнила, что у неё есть семья. Сан перестала горевать, и огляделась. Она почувствовала поблизости чьё-то присутствие, человеческое присутствие. Она подумала, что ей мерещится. Никто не мог выжить здесь. «Но я-то выжил» - подумала Сан.

Сан последовала своим чувствам. Они привели её к остаткам кухни. Пол был полностью покрыт обгоревшими продуктами и разбитыми тарелками, выпавшими с кухонных полок. Сан увидела среди праха холмик, и потянулась ощупать его. Холмик был плотным и тёплым. Сан отбросила свой костыль, упала рядом с холмиком, и начала разгребать мусор. Кто-то лежал под столешницей от кухонного стола. Она осторожно использовала свою увеличенную силу Сэнши чтобы приподнять столешницу, и отодвинуть её в сторону. Она попыталась убрать кусок ткани, и обнаружила, что эта ткань на ком-то надета. «Нннн...» - донеслось от тела.

«Касуми?» - спросила Сан. Та была едва узнаваемой, правая сторона её тела вся обгорела, платье припаялось к коже. Сан пыталась сдержать тошноту при виде невинной Касуми в таком состоянии. Касуми каким-то чудом выжила, но без медицинской помощи ей конец.

У Сан еле осталось энергии на телепортацию. Она сфокусировала всю свою магию, и сосредоточилась на космической станции. Сан осторожно обхватила Касуми, и произнесла своё заклинание: «Сан Бим Транспорт!»

* * *

Юпитер протаптывала в полу станции дыру своим нервным хождением туда-сюда. Сан не было уже слишком долго, а Ио лишь теперь перестала рыдать. Ио была совершенно не в себе. Сэйлормун наконец-то села, но по прежнему была как зомби. Плуто погрузилась в полную безнадёжность. Марс соревновалась с Юпитер, кто намотает больше километров в ходьбе по кругу.

В центре главной комнаты возникла вспышка, и появились двое. Марс и Юпитер побежали к СэйлорСан, но встали как вкопанные, когда приблизились. Они обе вскрикнули, увидев Касуми.

Сан едва могла говорить: «П-п-пожалуйста, позовите Сатан...» - Сан потеряла сознание.

Юпитер упала в обморок, не в силах поверить, что эта вот вещь была Касуми. Марс почти последовала её примеру, но нашла в себе силы проковылять к Сатан и позвать её. Уранус подошла к Касуми первой, и ахнула. Она развернулась перехватить дочь: «Сатан, закрой пожалуйста глаза»

Сатан остановилась: Уранус намеренно загородила от неё двух лежащих девушек. Уранус взмолилась: «Пожалуйста, не гляди. Может, ты сможешь исцелить, не глядя?»

«Я... я не знаю» - ответила Сатан.

Уранус бросила ещё один взгляд на Касуми. Она заметила неестественно изогнутую ногу СэйлорСан. Уранус взвесила в уме, должна ли позволять дочери увидеть то, что лежит на полу. Она повернулась к Сатан. «Ты нужна ей. Она очень тяжело ранена»

Сатан поняла по глазам Уранус, что раны страшные. Сатан не знала, справится ли. Она была мало знакома с СэйлорСан и её друзьями, но она не желала никому отказывать в помощи. «Я хочу помочь»

Уранус отпустила дочь, и опустила руки. Сатан обошла её, и еле сдержала крик. Она увидела, что высокая девушка, которую принесла Сан, еле жива. Раны были не сравнимы ни с чем, виденным ей ранее. Вся правая половина её тела от головы до пояса была в ожогах второй и третьей степени. Одежда сплавилась с кожей, и она еле выглядела человеком. Левая сторона была совершенно нормальной. Если бы взглянуть на неё стоя, с левой стороны, можно было бы сказать, что Касуми совершенно здорова.

Сатан села на колени рядом с Касуми, и возложила руки на правую сторону её груди. «Ннн..» - слегка пошевелилась Касуми. Сатан стало тошно от прикосновения к липкой коже. Ей надо было быть осторожной, чтобы кожа не отклеилась от её прикосновения. Она исцелила небольшой участок, передвинулась на несколько сантиметров, и начала снова. Запах горелого мяса достиг-таки её ноздрей, и Сатан отшатнулась. Это было ужасно.

«Пожалуйста, спаси её» - СэйлорИо села на колени рядом с Сатан. «Она моя сестра. У меня больше никого не осталось»

Сатан увидела выражение лица Ио, сидящей рядом со своей раненой сестрой. «Я попытаюсь» - отчаяние в глазах Ио придало Сатан храбрости, и она возложила руки на лицо Касуми. Она не могла позволить той умереть с таким лицом.

Ио увидела, как лицо сестры медленно становится тем лицом, что она знала. Она смогла выдавить слабую улыбку надежды.

СэйлорСан откатилась прочь от Касуми. Она скорчила гримасу, и пинком совместила кости ноги. «УЙ!» - исцеляющая магия Сэнши уже работала над её телом. Она лежала на полу лицом вниз, почти без сознания. Она почувствовала, что кто-то лежит рядом. «Спасибо» - прошептала ей Ио.

Ио не знала, что ещё сказать Сан. Та не вернулась со своей матерью, и больше не спешила обратно на Землю. Ио поняла, что это значит. Она закрыла глаза, и обняла Сан.

* * *

Прошло несколько часов с тех пор, как Таксидо Камен нырнул в ванну. Стояла тишина, неестественная тишина. Он наконец поднялся из воды, и убрал цилиндр от лица. Задерживая дыхание он открыл глаза, ожидая почувствовать в них боль. Боли не было. Он вдохнул – воздух казался нормальным.

Он выбрался из ванны и стал шарить по тёмной ванной комнате. Свет какое-то время назад выключился, погрузив ванную во тьму. Промокший насквозь Таксидо Камен прокрался к двери ванной, и приложил к ней ухо. Он услышал звуки, доносящиеся откуда-то издалека, но поблизости было тихо. Он опустился на пол, и медленно убрал полотенце, которым была заткнута щель под дверью. Он понюхал воздух, но никаких негативных последствий не ощутил.

Он медленно открыл дверь. В комнате было темно, поскольку был уже поздний вечер, и солнце уже село. Он пошёл в спальню, и попробовал включить телевизор. Электричества не было. Он подошёл к окну, и выглянул наружу. Пейзаж был словно из сумеречной зоны. Перед ним простирался Лос-Анжелес, но в городе не было заметно ни малейшего движения. Улицы были пусты, все огни в городе потушены. Лишь луна освещала город. Было похоже, что город вымер за эти несколько часов.

Таксидо Камен превратился в Мамору, и снова в Таксидо Камена. Превращение дало ему сухую одежду, но не исправило тот факт, что его кожа была разбухшей и сморщенной от долгого пребывания в воде. Он подошёл к телефону, чтобы позвонить Усаги. Линия была мертва. Он взял свой кейс, достал коммуникатор Сэнши, и набрал номер Усаги. Коммуникатор ответил «Абонент недоступен»

«Где же она может быть?» - спросил Таксидо Камен. Он услышал где-то в городе автоматные очереди. Он быстро оглядел горизонт, и заметил в нескольких километрах едва заметную вспышку. Выстрелы – к добру ли, к беде – означали, что выжил кто-то ещё. Ему надо найти выживших, и найти дорогу домой. Таксидо Камен вздохнул с облегчением. Он был так рад, что Чиби-Уса вернулась в свой тридцатый век. Маленьким девочкам не стоит видеть то, что сейчас разворачивалось перед его глазами.

* * *

Шампу лежала в темноте, охваченная страхом. Страшный громовой удар, и за ним последовавшие звуки из "Нэкохантена" вверху заставили её съёжиться, и надеяться, что Ранма придёт спасти её. Колон медитировала в другом углу, а Мус обнимал статую того же размера, что и Шампу. Они все сидели в темноте несколько часов, пока Мус не нашёл на ощупь фонарик. Он включил его, и надел очки.

«Шампу, как ты?» - он подошёл к Шампу, держа фонарик так, чтобы тот не светил ей в глаза, но достаточно близко, чтобы они могли видеть. Шампу сидела, испуганная как маленькая девочка. Она очень хорошо рассмотрела лицо Муса. Он искренне беспокоился за неё. Шампу отвела взгляд. Она не желала сдаваться перед ним несмотря на тот факт, что в глубине души знала: именно он – тот, что предназначен ей судьбой. Только её упрямство не давало ей признать тот факт, что Ранма никогда не принадлежал ей. Мус был таким же упрямым, как она. Ради Шампу он, если понадобится, готов был ждать вечно.

Шампу слегка улыбнулась. Она обняла Муса, и произнесла по китайски: «Со мной всё хорошо. Спасибо, что беспокоился обо мне»

* * *

Касуми застонала. Она лежала на большой красивой кровати в какой-то футуристической комнате. За окном открывался вид в космос. Рядом с ней, по обе стороны от неё, сидели двое девушек в мини-юбках и белых трико.

«Что случилось? Где я?» - Касуми инстинктивно коснулась своего лица. Оно было в идеальном состоянии. Она почувствовала, что одежда ей слегка тесновата, и увидела, что одета в школьную форму Джюбанской старшей школы. Касуми закатала правый рукав, поглядела на свою правую руку, и увидела, что рука совершенно цела. Она подумала, что, наверно, видела странный сон. Она поглядела на девушек, сидящих рядом. «Кто вы?»

СэйлорИо сглотнула. Она не знала, должна ли говорить. За неё заговорила СэйлорСан: «Касуми»

Касуми повернулась к Сан: «Да?»

СэйлорСан отвернулась в сторону: «Вы в порядке?»

«Думаю, да. Мне пора готовить ужин. Не могли бы вы отвезти меня домой?» - улыбнулась Касуми.

СэйлорИо начала плакать. Она не двинулась со своего стула. Из дальнего угла на воссоединение семьи робко смотрела СэйлорСатан.

Касуми поглядела на плачущую Ио. «Почему вы плачете?» У себя за спиной она тоже услышала всхлипы, и обернулась к всхлипывающей Сан. «Я сказала что-то не то?»

СэйлорСан увидела, что Ио сейчас опять не вынесет, и зарыдает. Она решила, что скрывать дальше не стоит: «Касуми»

«Да?»

«Вы помните, что случилось? Последнее, что вы помните?» - Сан коснулась её руки.

«Я была на кухне, готовила ужин для отца, и потом вспыхнул яркий свет» - Касуми начала думать, что это был не сон.

«Помните, что было после этого?»

Касуми попыталась вспомнить, но почувствовала, что лучше не вспоминать. «Нет, ничего не помню»

Сан бросила взгляд на Ио, которая, наконец, смогла взять себя в руки. «На Нэриму сбросили бомбу. Ваш дом был разрушен. Мне очень жаль»

«О, это ничего. Я позову плотника, и он всё починит. Это уже не первый раз» - улыбнулась Касуми. Она снова оглядела свой наряд. «Странно. Где же мой фартук?»

«Касуми, плотника больше нет. Весь город был разрушен» - Сан пыталась донести до той весь масштаб произошедшего.

«Ох» - всё, что смогла ответить Касуми.

«У меня очень плохие новости»

Улыбка Касуми исчезла. Её глаза остекленели.

Сан замялась, и опустила взгляд. «Боюсь, что ваш отец...» - Сан не могла произнести этого слова.

«Нет» - поняла Касуми. Она упала обратно на спину, и закрыла глаза - «Отец...»

Сан пыталась договорить до конца: «И Набики...»

Касуми стиснула веки, лицо её сморщилось. Её переполнило горе. Скоро она открыла глаза, взгляд их был пустым и безжизненным: «А Аканэ?»

«Я здесь» - прошептала Ио.

Улыбка вернулась на лицо Касуми, она села и огляделась. Ио забыла, что маскирующая магия Сэнши не давала Касуми узнать её. Даже несмотря на то, что СэйлорИо выглядела в точности как Аканэ в наряде Сэйлор Сэнши, Касуми не видела её. «Где ты, Аканэ?»

Ио взяла Касуми за руку, и заглянула ей в глаза. «Я здесь»

Касуми тоже заглянула в глаза Ио. Она еле могла видеть её. Касуми уже заметила, что эта девушка напоминает Аканэ, но связать одно с другим не смогла. «Аканэ?»

Та кивнула. «Да, это я»

«Какой миленький наряд» - Касуми вновь обрела свою жизнерадостность.

«Спасибо» - зарделась Ио.

«А почему ты так одета?»

«Нуу...» - Ио решила, что стоит признаться единственной оставшейся в живых родственнице: «Я – Воин в матроске. Моё имя - СэйлорИо»

«Ах, как мило» - Касуми вспомнила ещё кое-что: «А где Ранма?»

«Он... С ним всё хорошо» - Ио раскрыла свою легенду, но не хотела раскрывать Сан.

Касуми вспомнила ещё кое-что: «А Хаппосай где?»

Сан и Ио переглянулись. Ни одной из них и в голову не пришло задумываться о его судьбе. «Эта ошибка природы ещё нас всех переживёт» - мрачно сказала СэйлорСан.

При этих словах Касуми замерла. Она медленно повернулась, и посмотрела на Сан. «Ранма?»

Сан медленно кивнула головой.

«Как ты?.. Вы обе...» - Касуми поворачивала голову то к одной, то к другой, глядя на двух Сэнши.

«Да, мы обе – Воины в матросках» - сказала Ио.

«Ах, как чудесно» - просияла Касуми. Затем её улыбка медленно угасла, и она поникла в тоске. Она не знала, что с ней теперь будет.

Сэйлор Ио потянулась к сестре, и крепко обняла её. Сан обняла их обеих. Они все были счастливы видеть друг друга живыми, и надеялись, что всё как-нибудь образумится.

Сатан слегка улыбнулась из своего укрытия. Она была счастлива, что Сэнши разрушения может быть и Сэнши исцеления. «Я стану не медсестрой. Я стану доктором»

* * *

Рёга проснулся в луже тёплой воды, окружённый полной темнотой. Он пошарил вокруг, и нашёл свою одежду. Он оделся, и начал карабкаться вверх. Скоро он обнаружил, что колодец завален и выхода нет.

Он попытался вспомнить, как попал сюда. Разве вода не должна была быть холодной? Он начал копать, мягкая земля подавалась легко. Через тридцать минут он прошёл уже пять метров, и упёрся в камень. Он использовал свой дробящий приём. «БАКСАЙ ТЭНКЕЦ!» - каменная стенка колодца разлетелась на кусочки, и он увидел ночное небо. Он выбрался наружу, и увидел, что это была не ночь. Темно было от огромной массы дыма в воздухе. Света было достаточно: вокруг всё было окружено пожарами. Он повернулся к ферме, и увидел, что фермы больше нет. От фермы не осталось ничего – её смело так, словно здесь никогда ничего не стояло.

Рёга сел на землю. Он поглядел туда, где стояла Акари, и увидел всё, что было нужно. На каменной стенке колодца была тень нижней половины Акари, словно светлый негатив на опалённых камнях. Рёга встал, вырвал этот кусок кладки из стенки колодца, и бережно положил на землю. Он мог ощутить её присутствие. Он коснулся оставшегося необожжённым участка кладки, и уронил слезу. Он лежал, обняв последний слабый след существования Акари на этой Земле. Ему так не хватало её. Он лежал так больше часа.

Он знал, что всё это было слишком хорошо для правды. Он знал, что это был лишь сон. И вот он наконец проснулся. Он пошарил в руинах, и нашёл свои рюкзак и зонт. Он нашёл немного консервов и других припасов, наполнив рюкзак. Он направился к дороге. Потом он развернулся, обернулся назад, к фундаменту дома, и подумал: «Спасибо тебе, Акари. Ты показала мне истинное счастье. Больше, чем я заслуживал» - он помолчал - «Я любил тебя»

Он направился прочь по дороге, не зная, куда идёт и зачем. Сон закончился. Он вернулся к своей старой жизни.

Он собирался затеряться опять.



 

~ конец 18-й главы ~

 

Ребекка Энн Хейнемэн, 13 октября 2002.
переведено на русский 03 сентября 2005.


Следующая глава >>