Cheb's Home Page
 
 
 
Orphus system

Cheb's Home Page

Главная
Cheb's Game Engine Косметическая подтяжка Quake II
Штошник на ушах
 

 

Сэйлор Ранко:
Просто добавь воды

Продолжение саги «Сэйлор Ранко», разворачивающееся после «Ограниченного кругозора», написано Ребеккой Энн Хейнемэн.

Основано на «Сэйлор Ранко» Файр и «Дважды за вечность» Кевина Д. Хаммеля. Допускается, что события «Чёрной луны - затмения солнца» Артура Хансена имели место быть.

* * *

Отмазка: Ранма 1/2 - собственность Румико Такахаcи. права на публикацию принадлежат VIZ в США, Shogakukan в Японии и Сакура-пресс в Российской федерации. Сэйлормун - собственность Наоко Такеучи. Я не владею правами на данных персонажей. Пожалуйста, не подавайте на меня в суд, не убивайте, и не посылайте к цыганским гадалкам.

* * *

Замечание переводчика:

Этот роман для меня - я честно должен признаться - лишь веха на пути к наиболее любимому мной «Тем больнее они падают» Так что перевод отсюда и далее достаточно вольный, и несколько сокращённый. Впрочем, для комедии - в самый раз.

* * *

Предыстория...

Давным-давно, в далёком-далёком районе Токио, жизнь одного парня превратилась в форменный ад - всё стараниями его батяни, переполненного благими намерениями вкупе с врождённым идиотизмом. Парня этого угораздила нелёгкая плюхнуться в китайский проклятый источник, после чего он превращался в девушку, стоило лишь плеснуть на него холодной водой. Горячая же вода возвращала ему мужской пол.

После нескольких лет мучений (известных также, как нормальная жизнь в Нэриме), его на четыре месяца послали в Дзюбан, вместе с невестой (коя была ему навязана без его согласия, по договорённости их кланов). В Дзюбане его забрили в Сэйлор-воины, и стал он (точнее, она) Сэйлор Сан. А потом - и невесту, Аканэ, для комплекта, та стала Сэйлор Ио. В результате, имеем команду из «мужа» и жены, Сэйлор Сан и Ио. А вы, небось, думали, что ненормальнее парочки, чем Нептун и Уранус, и быть не может?

Друзьям парня тоже пришлось несладко. Рёга женился на Акари, и всё никак не мог привыкнуть к навалившемуся счастью после бесконечной депрессии. Да ещё и тяга к странствиям никак не желала отпускать его.

Шампу пребывала в уверенности, что Мус побил её, теперь у неё было два потенциальных мужа, на выбор. Но Муса она признавать всё равно не желала, а желала, как и раньше, только героя нашей былины. Мус, естественно, уже чуть на стенку не лез.

Укё же и Конацу умудрились разнюхать секрет нашего героя, и теперь тоже рвались в Сэнси, хотя следующий призыв пока даже не планировался.

И кто же это так отличился, спросите вы? Конечно же, Саотоме Ранма - больше некому. Временами - Ранко, временами - Сэйлор Сан, временами - мишень чьего-нибудь праведного (или не очень) гнева.

Так посочувствуем же ему. И вернёмся к нашей прерванной передаче.

Глава 1,
На мокром можно поскользнуться

* * *

Ранма очередной раз тяжко вздохнул, сидя за столом их Дзюбанской квартирки и разглядывая присланную школой записку. Аканэ лишь покачала головой:

— Ты что, надеялся - они вечно будут покупаться на писульки от Тофу о проблемах со спиной?

Ранма знал, чем всё кончится. Ему опять придётся посещать физкультуру. Нет, как боец он был готов приветствовать всё, что помогало держаться в форме. Проблема была с одной, самой неприятной, стороной его проклятия. Он не ходил на физкультуру, избегая проблем, преследовавших его в Фуринкане.

— Ну, у меня сегодня медосмотр. Если пройду, сегодня во второй половине дня окажусь в спортивных шортах.

Аканэ ухмыльнулась, вытащив пару красных блумерсов (прим. 01-1) :

— Помочь собраться?

Ранма лишь закрыл глаза, представляя, какой хаос всё это породит. Он совершенно не горел желанием идти в школу - хоть бы её вообще не было. Пока что ему удалось сохранить свой секрет, но теперь это - лишь вопрос времени, когда о его небольшой проблемке будет судачить вся школа. Разгладив скомканную записку, Ранма положил её в свой рюкзак, вместе с двумя комплектами спортивной формы - мужской и женской. И уныло поплёлся в Дзюбанскую старшую школу, навстречу дню, наполненному светом и радостью.

* * *

— Саотоме-кун, заходи, — медсестра пригласила Ранму в медпункт. Все его предшествующие попытки потянуть спину, вывихнуть плечо, или так достать Аканэ, чтобы избила его до бесчувствия, оказались тщетными.

Сестре одного взгляда на Ранму было достаточно, чтобы увидеть: все записки от доктора Тофу были липой. Этот образец мужской красоты состоял из одних мышц, без грамма жира, и смотрелся так, что было ясно: положит Рэмбо одной левой. Сестре было совершенно непонятно, зачем такому понадобилась отмазка от физкультуры.

— Сними рубашку, — она взяла стетоскоп, проверить его сердце, и с трудом сдержала желание тут же схватить его, и сбежать с ним. Или зарыться в его голую грудь. Заставив себя успокоиться, она стала прослушивать его лёгкие:

— Вдохни. Выдохни.

Лёгкие были в идеальном порядке, как и сердце - кроме пониженного пульса, но тут причиной была идеальная физическая форма. Проверив спину, она не нашла ни малейшего изъяна.

Осматривая его голову, она заметила проколотые уши:

— Носишь серьги, Саотоме-кун?

Ранма покосился на неё. Вопрос его малость потряс:

— Нет.

— Я заметила, у тебя проколоты уши. Когда одеваешь серьги, обязательно обеззараживай их, иначе можно занести инфекцию. Мужчины обычно об этом забывают.

— А?.. Но я же не делал пирсинг, — Ранма ощупал мочки своих ушей, и обнаружил, что они проколоты. «Когда это случилось?» подумал он, «А, точно. У Сэйлор Сан же серьги в ушах. Ничего себе, может и другие побочные эффекты есть?»

Сестра кивнула, гадая, как он мог не заметить, что сделал пирсинг:

— Кроме того, в твоей карте ошибка. Тут написано, что у тебя на левой руке шрам, — она указала на идеальную кожу его руки, — Может, он у тебя в другом месте?

Ранма поглядел на свою руку, где был шрам от битвы с Хабу(прим. 01-1). Шрама на месте не оказалось. На всём его теле не осталось и следа ранений. Ранма согнул и разогнул руку, играя мускулами:

— Похоже, прошёл.

— Значит, это был не шрам, — она уже пришла к заключению. — Можешь одеваться, — она поглядела в его карту, и увидела, что он - увы! - уже женат.

— Вот допуск на физкультуру. Можешь идти сразу в спортзал вместо класса самоподготовки, как обычно. — она что-то записала в его карту. — Похоже, твоя спина полностью выздоровела. — она вручила ему пропуск.

Ранма тяжко вздохнул, и поплёлся обратно в класс, мечтая о том, как прыгает с крыши и ломает позвоночник. Или просит Аканэ приготовить ему обед. Он был на что угодно готов, лишь бы не идти на физкультуру.

* * *

Рей, Макото, Минако, Аканэ и Ранма собрались на большой перемене под обычным своим деревом.

Рей вздохнула:

— Дедушка хочет, чтобы я перевелась обратно в женскую гимназию Ти-Эй.

Макото печально поглядела на неё:

— А тебе обязательно?

Рей медленно прожевала кусок яблока, проглотила, потом ответила:

— Не знаю. Но он очень хочет меня туда вернуть. Я всё пытаюсь убедить его, что мне нужно оставаться здесь. Я тогда его едва уговорила позволить мне перевестись в одну с вами школу, девчата.

Ранма сердито уставился на неё:

— Смотри, кого называешь «девчатами»!

Рей рассмеялась, и угрожающе занесла чашку с водой. Ранма попятился. Рей сменила тему:

— Ранма, зачем тебе отмазка от физкультуры? — она прикончила свой обед, и запила водой.

Минако поддакнула:

— С твоими-то способностями, наша волейбольная команда сразу наверх бы взлетела! Тебе стоит записаться.

Ранма со стоном плюхнулся в траву:

— Минако, это же женская волейбольная команда!

Минако лишь улыбнулась:

— И что?

Рей выплеснула остатки своей воды Ранме на лицо:

— Вот, теперь можешь записываться.

Девушки захихикали. Минако же просто просияла при мысли о Ранко, играющей на её стороне.

Ранко было совершенно не весело. Проморгавшись, она уставилась в затянутое облаками небо:

— Ну почему всё не может остаться по старому? — она лежала, бездумно провожая взглядом облака.

Аканэ хорошо понимала, что у той за камень на душе:

— Рей, не принесёшь для Ранмы горячей воды? Ему обязательно надо превратиться обратно до начала урока.

Рей пожала плечами:

— Конечно, но зачем такая секретность? Вечно вы всё равно его проклятие прятать не сможете. Дождь пойдёт, или ещё что случится, — она поднялась, и ушла со своей чашкой в женский туалет. Глянула через плечо на вздыхающую Ранко, и ускорила шаги.

К Ранко придвинулась Минако, заметившая у той в глазах набухшие слёзы:

— В чём проблема, Ранко?

Та проморгалась, пытаясь незаметно втянуть слёзы обратно:

— Тебе не понять, — она поднялась, и побежала за Рей, в туалет. Догнала ту, выхватила у неё чашку, и свернула в мужской туалет. Остановилась за секунду до того, как опозориться, и свернула в женский.

Рей удивлённо моргнула. Потом улыбнулась, и вернулась к сидящим под деревом подругам.

Подбежала со своим обедом Усаги:

— Привет! Ой!.. — споткнувшись о корень, она с глухим стуком впечаталась в землю, запачкав перёд своей школьной формы. — Ох, мама меня ругать будет!

Аканэ поймала летевший по воздуху обед, и вручила Усаги. Та очень обрадовалась, что он уцелел, и с рекордной скоростью заглотала его.

— Что такое с Ранмой-то? — спросила у Аканэ Макото.

Та опустила глаза на траву:

— Ты никогда не думала, каково Ранме жить с таким проклятием?

Из женского туалета донёсся вопль Ранко:

— НЕ РАБОТАЕТ!! — она вылетела из туалета, и умчалась направлении кафетерия.

Минако увидела это, и предположила:

— Похоже, в туалете горячей воды нет.

Ранко ворвалась в кафетерий с воплем:

— Горячей воды мне! Срочно!

Буфетчица со страхом уставилась на неё. Эта рыжая явно была психненормальной:

— Мы уже закрываемся.

Ранко топнула ногой, и шваркнула чашку оземь:

— ААРГ!

Она сделала несколько глубоких вдохов, и медленно, смиряясь, произнесла:

— Похоже, пора принять неизбежное, — она повесила голову, и побрела в класс с таким энтузиазмом, словно шла на гильотину.

Аканэ удержала остальных девушек от попытки догнать её, и сказала:

— Рей, тебе должно быть стыдно.

Рей смотрела, как Ранко медленно бредёт прочь:

— Я знаю. Прости. Но я же не знала, что в туалете не работает горячая вода. Да и вообще, не такая уж большая проблема.

Аканэ так не считала:

— Не такая уж большая? Да ты просто не знаешь, что творилось в Фуринкане!

Усаги стало любопытно:

— А что там творилось?

Аканэ пояснила любопытствующим подругам:

— Сначала мы думали, как и ты сейчас, — она не сводила глаз с уходящей Ранко, — что дело-то пустячное, подумаешь. В Фуринкане мы хранили проклятие в секрете, пока Ранко не заняла моё место в гимнастическом состязании. Она так своим именем прилюдно и назвалась: Ранма. Проклятие было слишком утомительно скрывать ото всех. Мы и понятия не имели, к чему это приведёт. Но когда вся школа узнала о проклятии, начались большие проблемы.

Усаги подвинулась поближе к Аканэ:

— А дальше?

Аканэ припомнила, за что ненавидела парней как класс:

— Ну, парни в Фуринкане были извращенцами. Когда Ранме нужно было принять душ после физкультуры, ему приходилось раздеться, и зайти в душевую. Поскольку моются горячей водой, это, вроде бы, не проблема. Но когда в душевой полно голых извращенцев, которым достаточно переключить воду - и раз, моментальная голая девушка...

Остальные замерли как громом поражённые:

— Ох...

Аканэ развернулась к ним:

— И на этом всё не заканчивалось. Орда извращенцев устраивала засады с брызгалками и садовыми шлангами, только бы полюбоваться на Ранко в мокрой майке. Лифчика она, как парень, не носит, так что можете себе представить результат. Ранма делал всё, чтобы избавиться от проклятия. Только для того, чтобы можно было жить нормальной жизнью.

Аканэ поникла, опустив лицо в ладони, и оперлась локтями о колени, с печалью думая о муже. Опустив голос до шёпота, чтобы лишь подруги слышали, она спросила:

— Вы никогда не задумывались, почему Ранма не хотел становиться воином в матроске?.. Влившись в команду, он заплатил огромную цену: ему придётся весь остаток жизни жить с этим проклятием, или мы потеряем боевую соратницу.

Аканэ закрыла глаза, разделяя чувства мужа:

— Надеюсь вы поймёте, что он принёс в жертву, чтобы присоединиться к воинам в матросках.

Остальные девушки, наконец-то, поняли, почему Ранма так не хотел становиться Сэйлор Сэнси. Усаги потупила взгляд:

— Я никогда не думала об этом с такой стороны.

Аканэ рассматривала траву под ногами:

— Если он найдёт лекарство и останется мужчиной, то потеряет Сэйлор Сан. Если же останется женщиной... — Аканэ ощутила, как на глаза наворачиваются слёзы, — то не сможет подарить мне нашего ребёнка, — она глубоко вздохнула. — Чтобы не потерять ни то, ни другое, ему придётся весь остаток жизни терпеть неожиданные перемены пола и толпы извращенцев.

Девушки хором ахнули.

Аканэ отряхнулась, и встала. Поглядев сверху вниз на сидящих девушек, она сделала жест, словно выхватывала из подпространства свой хенсин-жезл:

— Некоторые секреты можно хранить вечно. — она повернулась вслед Ранко. — Другие - нет. Теперь её секрет раскроется, и всё будет опять как в Фуринкане. — Аканэ вздохнула, и ушла в класс.

Девушки сглотнули. Минако и Рей виновато переглянулись, горько сожалея о содеянном.

* * *

Учитель заметил, что что-то с Ранмой не так. Волосы у того были рыжими, да и сам он, вроде, уменьшился ростом. Учитель подошёл к нему, и увидел, что это - вообще не Ранма, а какая-то девушка.

— Вы, кажется, ошиблись классом.

Ранко подняла глаза на учителя, и поникла на своём стуле. Но ничего не поделаешь - надо.

— Нет, я не ошибся, сенсей.

— Но это место Саотоме Ранмы. А вас я в своём классе не помню. Пожалуйста, идите в кабинет, где сидит ваш класс, — указал ей на дверь учитель. Усаги и Аканэ обернулись к Ранко, возмущённые такой несправедливостью.

— Сенсей, я и есть Саотоме Ранма. Меня полили холодной водой, и я превратился в девушку. Это китайское проклятие, — она приготовилась к взрыву.

Учитель слыхал на своём веку сотни отмазок, но такой ещё не доводилось. Он рассмеялся:

— И вы ожидаете, что я в это поверю? Назовите своё имя и класс!

— Я уже сказал. Я - Саотоме Ранма. Вон сидит моя жена, — она указала на Аканэ. Та аж замерла, потрясённая, а весь класс ахнул: девушка называет другую девушку своей женой!

Учитель потёр виски:

— Если не прекратите нести эту чушь - будете объясняться директору. В последний раз спрашиваю: назовите своё имя!

— Отлично! Меня зовут Красная шапочка! Я здесь прячусь от серого волка! — она скрестила руки, красная от злости.

— Ну, всё! — учитель обернулся к Аканэ. — Аканэ, пожалуйста препроводите эту хулиганку к директору, — он раздражённо прошагал к своему столу, и выписал им пропуск.

Аканэ подошла к Ранко, и протянула ей руку. Та не шелохнулась.

Учитель вручил Аканэ пропуск, и неодобрительно воззрился на Ранко:

— Покиньте мой класс! — он повернулся к Аканэ. — Аканэ, найдите своего мужа, и приведите сюда, или он будет наказан вместе с этой хулиганкой!

У Аканэ начала подёргиваься бровь:

— Эта «хулиганка» И ЕСТЬ мой муж!

Тот перевёл взгляд на Ранко, потом снова на Аканэ:

— Что, это розыгрыш? Не смешно, и крайне невежливо. Или вы пытаетесь придумать для Ранмы оправдание прогулять урок?

Ранко встала во весь рост:

— У нас тут девушки-волшебницы по всему городу бегают, демонов мочат, а вы не хотите поверить в обычное проклятие!

Аканэ огляделась вокруг, в поисках горячей воды, и увидела чашку чая на учительском столе. Она обошла учителя, и взяла его чай.

— Саотоме-сан, что это вы делаете?

Чай оказался со льдом.

— Ээ... — она обернулась к учителю, — Мне нужна горячая вода, превратить его обратно.

— Можете превращать её во что угодно, но в кабинете директора! — он указал на дверь, и обратил свой раздражённый взгляд на Ранко. — А теперь, обе, ВОН ИЗ КЛАССА!

Ранко, ворча, собрала свои учебники, и поплелась к двери. Аканэ одарила учителя взглядом типа «это вам так не пройдёт», и покинула класс вслед за ней.

Усаги скорбно вздохнула. В глубине души она хорошо сознавала всю ответственность, лежавшую на ней, как на Сэйлор Мун. Она почувствовала гордость за Ранму, шедшего на такие жертвы ради того, чтобы быть одной из её воинов.

* * *

— Прости, что втянул, — сказала жене Ранко, пока они сидели в приёмной директора.

— Спорим, он в осадок выпадет? — усмехнулась Аканэ. С собой у неё было две больших чашки с водой. — Или начнёт поливать тебя туда-сюда, как Укё тогда?

Ранко воздела глаза к потолку:

— Почему они не могут просто поверить? Вокруг вон полно йома и Сэнси, чего им ещё надо?

— Саотоме-сан и Саотоме... кун? — позвала их секретарша, открывая перед ними дверь. Аканэ слегка поклонилась, и вошла - вода наготове. Ранко поплелась за ней, очередной раз терпеть обращение как с цирковым уродом.

— Пожалуйста, садитесь, — пригласил девушек директор. — Итак, я понимаю, вы заявляете, что вы - Ранма?

Аканэ занесла над головой Ранко чашку:

— Это - проклятие. Смотрите, — она вылила немного воды, превратив ту в Ранму.

— Простите, — выдал Ранма свою, уже малость заезженную, реплику.

Директор не смог удержать челюсть на месте:

— Твои волосы поменяли цвет, и... Ээ...

Аканэ полила Ранму холодной водой, он превратился в Ранко и вытерла воду со лба.

— Как такое возможно?

Аканэ снова полила горячей водой.

— Пожалуйста, прекрати, — обернулся к ней Ранма. Потом снова повернулся к директору:

— У меня проклятие Дзюсенкё. Горячая вода - я парень, холодная - я девушка. Вопросы есть?

Директор снял трубку, и позвонил в канцелярию:

— Пожалуйста, принесите мне досье Саотоме Ранмы. — он повесил трубку, и подошёл к Аканэ:

— Какая чашка превращает его в девушку?

Аканэ вручила ему чашку с холодной водой. Директор, пристально глядя на Ранму, вылил на того всю чашку. Пронаблюдав превращение вблизи, он убедился, что это не трюк:

— Вот это да!

— Ну вот, теперь вы знаете. Может, сохраним всё в тайне? — взмолилась Ранко.

— Думаю, уже малость поздновато, — прошептала ей на ухо Аканэ. Ранко поникла.

Секретарша принесла толстенную папку, вручила директору, и уже собралась уходить, когда заметила под ногами у Ранко огромную лужу.

— Хаяси-сан, пожалуйста, вызовите уборщика. А да, и выпишите этим двоим пропуск, я отправляю их обратно в класс.

Аканэ полила горячей водой, вернув Ранму в родную форму.

— Можно меня освободить от физкультуры? — попросил Ранма.

Директор оторвался от досье:

— Зачем?

Ранма ответил наигранно-наивным взглядом:

— Мне в какую душевую ходить: с мальчиками, или с девочками?

— О, веский аргумент. А как эта проблема решалась в... — директор глянул в досье, — старшей школе Фуринкан?

— Мне приходилось ждать, пока парни закончат, чтобы можно было помыться в одиночестве.

— Понятно. Мне придётся обсудить этот вопрос с директором Фуринкан и с физруком. А теперь, пожалуйста, возвращайтесь в класс.

Ранма с Аканэ пожали плечами, и ушли. Директор стал листать досье на Ранму, обнаружив там долгую летопись вандализма, драк, и просто хаоса. О спонтанных переменах пола ничего не говорилось. Директор снял трубку телефона: предстояло сделать несколько звонков.

* * *

Ранма снова сидел в классе, по которому ходили волны перешёптываний: обсуждалось, как Ранко и Ранма, и в самом деле, похожи.

«Ну всё, и дня не пройдёт, как мне придётся уворачиваться от брызгалок и шариков с водой», думал Ранма.

Учителю не раз пришлось повышать голос, чтобы перекрыть слуховые волны. Он и сам косился на Ранму, заметив, что тот одет точно так же, как девушка с начала урока.

* * *

Ранма переоделся в спортивную форму, не переставая выискивать в толпе парней с брызгалками и прочими водяными причиндалами. Парни, в свою очередь, гадали, чего Ранма такой дёрганый. Некоторые шёпотом высказывали предположения, что он - гей. Может, поэтому так странно на них смотрит?.. Ранму начали сторониться.

На беговой дорожке Ранма оставил всех далеко позади, даже не используя Ки. И не переставал держаться настороже, всё время ожидая водяного нападения. Но в конце концов он постепенно расслабился, и с энтузиазмом включился в состязания - дала о себе знать жажда тренировок. К концу урока он уже просто наслаждался спортом, полностью забыв об обороне.

Прежде, чем войти в душевую, Ранма убедился, что от воды поднимается пар. Раздевшись, он опоясался полотенцем и вошёл в душевую, где мылись полтора десятка парней. Подойдя к ближайшему свободному стояку, он с великой осторожностью пустил воду. Только когда от струи пошёл пар, Ранма снял полотенце и начал мыться.

Като, Ранмин одноклассник, заметил, как тот бережётся воды. Намочив в раковине полотенце, он решил проверить, правду ли говорила та рыжая девица.

Ранма закончил мыться, и перекрыл воду. Он уже вытирался, когда к нему подошёл Като:

— Эй, Ранма! Я - Като, рад познакомиться. — он слегка поклонился.

Ранма весьма удивился. Като он знал, как одноклассника, но друг другу они так и не представились. Ранма уже собирался поклониться, когда сработало его чувство опасности. Като попытался выжать у него над головой полотенце.

Ранма отскочил в сторону:

— Эй! Ты что делаешь?

— Просто хотел убедиться, — со злорадством ответил тот, заметив страх в глазах Ранмы.

Это привлекло внимание всех остальных. Йоси, парень небольшого роста, спросил от шкафчиков:

— Убедиться? О чём это вы?

— Да вот, Ранма говорит, холодная вода превращает его в девчонку, — пояснил Като. Потом, после паузы, добавил:

— И ещё, он - гей.

— Что ты сказал?! — разъярился Ранма. И только собрался отправить того полежать, как из душа пошла холодная вода. Ударом под дых Като свалила уже мокрая Ранко.

Крутанувшись, она отпнула Акиру от крана точным ударом в промежность, закрутила холодный кран, и открыла горячий. Но лишь четыре мучительно долгих секунды спустя из душа, наконец, пошла горячая вода.

Парням этих секунд хватило, чтобы полностью убедиться. Парни получили халявное зрелище, и хотели ещё.

Ранма поглядел на своё мокрое насквозь полотенце, хладнокровно выжал его, и вышел из душевой. Вытершись запасным, он оделся, сделал глубокий вдох, и вернулся.

— Если хоть один извращенец что-нибудь задумает... — он врезал по стене кулаком, и свирепо утопал прочь. В бетоне осталась дыра под размер кулака.

Йоси обернулся к товарищам:

— Вау! Она натуральная рыжая!

Извращенцы, на которых Ранмино предупреждение возымело примерно такое же действие, как на гуся вода, собрались в кучку, и начали строить планы.

* * *

Аканэ ждала Ранму у дверей раздевалки. Только она порадовалась, что всё идёт гладко, как раздался крик Ранко, а затем - звуки ударов. Аканэ заскрежетала зубами, и отступила в сторону, с предполагаемой траектории пролетания тел. Прошла пара минут, но тел так и не последовало. Она с облегчением выдохнула.

Из раздевалки появился страшно разозлённый Ранма. Аканэ подошла к нему, так они, бок о бок, и покинули школьный двор.

По дороге домой Ранма не обмолвился ни словом. Аканэ следовала за ним по заборам и крышам - их обычному маршруту. Добравшись до квартиры, Ранма направился прямо в спальню, где плюхнулся на кровать. Аканэ заперла входную дверь, и села рядом с мужем.

Наконец, Ранма смог расслабиться. В глазах его показались слёзы:

— Ну всё, началось. А я так надеялся, что оставил всё это позади.

Аканэ покачала головой, и нагнулась к его уху:

— А почему ты думаешь, что оно вообще прекращалось?

— Я надеялся, здесь всё будет по другому.

Аканэ хохотнула:

— Мы - Воины в матросках, мы бьём йома. И чем это отличается от того, что было в Нэриме?

— А что, оно не отличается? — повернулся к жене Ранма.

Аканэ подняла глаза к потолку:

— Хмм... Нет, отличается. в Нэриме были ещё цветочки.



 

~ конец 1-й главы ~

 

Ребекка Энн Хейнемэн, 18 ноября 2002.
переложение на русский 17 октября 2006.



Примечание автора:

На сей момент - никаких.

Примечания переводчика:

Прим. 1-1: Блумерсы (БУРУ:МА: ероглифами, «буру:ма:») - физкультурные «дутики» для девочек:Ранко в блумерсах

 

Прим. 1-2: Ну хоть режьте меня, не согласен я называть Хабу Хербом! А будете наезжать - оригинальным японским написанием по фейсу получите.

Вот этим вот: ХА:БУ ероглифами

Следующая глава >>