Cheb's Home Page
 
 
 
Orphus system

Cheb's Home Page

Главная
Cheb's Game Engine Косметическая подтяжка Quake II
Штошник на ушах
 

 

Сэйлор Ранко:
Просто добавь воды

Отмазка: Ранма 1/2 - собственность Румико Такахаcи. права на публикацию принадлежат VIZ в США, Shogakukan в Японии и Сакура-пресс в Российской федерации. Сэйлормун - собственность Наоко Такеучи. Я не владею правами на данных персонажей. Пожалуйста, не подавайте на меня в суд, не убивайте и не заставляйте писать фанфики.

Глава 3,
Кулинарные уроки

 * * *

Ранма и Аканэ проснулись до рассвета, и провели утро за спаррингом на крыше. Обе дрались рьяно, воображая на месте противницы Куно. Хорошенько выложившись, они спустились завтракать.

Ранма закончил мыться, и попытался ушмыгнуть. Аканэ улыбнулась ему:

— Дорогой, завтрак готов. — она водрузила на обеденный стол миску, и встала возле стола в выжидающей позе.

Ранма еле слышно простонал. На что только приходится идти ради того, чтобы Аканэ была счастлива. И, почему-то, всё через боль и страдания.

Он сел за стол, и взялся за торчавшую из миски ложку. В руках у него оказался лишь черенок с разъеденным краем. Ранма уставился в потрясении: он никогда ещё не видел, чтобы стеклянная миска просто растворялась. Прежде, чем Ранма успел приступить к завтраку, субстанция разъела миску и взялась за стол. Ранма воздел глаза к потолку, и тихо поблагодарил:

— Спасибо!

— Что ты сказал? — покосилась на мужа Аканэ.

Ранме было не до неё:

— Да что такое творится-то?

Стол уже дымился. Ранма отодвинулся на стуле назад, Аканэ побежала на кухню, за влажными бумажными полотенцами. Работая как слаженная команда спасателей, они оттёрли стол от субстанции, переправив её в помойное ведро. Стол был спасён, но миске и кастрюле было уже не помочь.

— Похоже, придётся перекусить по дороге в школу, — Ранма вылетел из квартиры с помойным ведром в руках. Из ведра всё гуще валил дым.

Аканэ вытащила бумажный веер, и стала разгонять вонючий дым. Сработала пожарная сигнализация.

— Только не опять! — она стала гнать дым прочь от датчика, гадая, как её еда могла сделать такое с посудой.

Надо в следующий раз приложить больше усердия.

 * * *

Скучающий охранник на первом этаже увидел, как на пульте зажглась красная лампочка. Заметив, что это квартира Саотоме, он решил подождать десять минут, прежде чем вызывать пожарных, и повернулся обратно к телевизору. Хватит с него ложных вызовов.

 * * *

На плечах Ранмы лежала важнейшая миссия: спасти жизни обитателей дома. Отчаянным рывком он достиг мусорного контейнера, и швырнул туда ведро. Мгновением спустя оно взорвалось. Ранма отряхнул с себя помои, и покачал головой. В прошлый раз завтрак всего лишь замёрз глыбой льда. До этого - испустил столб ослепительного света, продержавшийся пять минут, и угасший, не оставив после себя ничего. До этого мусорное ведро просто схлопнулось внутрь себя. Пора было закупать очередной недельный запас мусорных вёдер. Ранма уже испытывал ностальгию по стряпне Аканэ, какой она была в доме Тендо: там она была всего лишь ужасной на вкус. Вероятно, Касуми помогала, стараясь предотвратить разрушение кухни.

Ранма отправился в школу в одиночестве. Аканэ будет занята объясняя пожарным, что тревога была ложной. Он чувствовал себя одиноко без неё рядом. Надо поговорить с Макото. Может быть, они с Ами изыщут способ излечить способность Аканэ превращать обычные предметы домашней утвари в оружие массового поражения, запрещённое в большинстве стран мира.

Он с улыбкой вспомнил о матери, сколько она заботилась о нём. Он решил навестить её вечером: сегодня у него был нерабочий день, и он не виделся с ней почти неделю. Ему бы хотелось, чтобы она жила с ними в Дзюбане, но квартирка была слишком маленькой. Да и батяня мог увязаться. Ранма был рад, что того нет рядом. Он, конечно, скучал по спаррингу с ним, но на этом и всё. Корм для панд на каждом углу не найдёшь.

Он был всего в квартале от школы когда ощутил впереди, чьё-то присутствие, заставившее его встать как вкопанного. Это было тёмное присутствие. Очень тёмное присутствие. Это было знакомое тёмное присутствие. И оно двигалось в его сторону.

— Какой улов! — ликовал мелкий старый урод, преследуемый небольшой группой разозлённых девушек.

Ранма простонал. Этого ему ещё не хватало. Он перепрыгнул через каменный забор школы. Хаппосай с группой поклонниц с шумом пронеслись мимо. Ранма прислонился спиной к забору, и воздел глаза к небу:

— Почему он именно здесь? Что ты против меня имеешь?

В ответ раздался раскат грома, и налетела краткая гроза. Ливень продолжался всего пять секунд. Мокрая насквозь Ранко выплюнула изо рта воду, и вздохнула:

— Ну, хуже уже быть не может.

— Ранма! Как я рад тебя видеть! И даже превратился ради меня! Как трогательно! — он стал буквален, и начал трогать Ранко где девушек трогать не следует. Ранко воздела свой портфель, и впечатала урода в землю. Потом топнула по нему хорошенько, несколько раз, срывая злость. У неё перед носом возникла бомбочка. Ранко попыталась отбить её, но та взорвалась, впечатав её в забор. Ранко сползла на землю.

Хаппосай мгновенно исцелился, и выпрыгнул из дыры в земле:

— Как ты смеешь так грубо обращаться со своим наставником! — Его боевая аура вспыхнула, и он ринулся на Ранко, готовый карать за непочтительность.

Ранко отпрыгнула в сторону, Хаппосай срикошетил от стены и приземлился у неё на спине. Нашарил её груди, и начал лапать. Ранко прыгнула назад, целя спиной в стену. Хаппосаю слишком не хотелось отпускать её, в результате он принял на себя всю силу удара, и остался, расплющенный, на заборе.

Ранко отлепилась от стены, любуясь своей работой:

— Ну что, усвоил?

Она развернулась уходить, но заметила, что девушки смотрят на неё:

— Чего вам?

— Верни мои трусики!

— И мой лифчик!

Ранко оглядела их, и ответила:

— У старого козла спросите. Я-то тут при чём?

— Как ты могла! — возмутилась Нару. Она подошла к Ранко, и вытащила у той из рукава лифчик. — Ты заодно с этой тварью!

Ранко только теперь заметила, что Хаппосай успел увешать её предметами нижнего белья. Она развернулась, и промаршировала к Блину им. Хаппосая. Только она собралась врезать ему от души, как тот надулся, и швырнул в неё ещё одним фйерерверком. Она увернулась, Хаппо Дай Карин приземлился возле девушек. Девушки бросились врассыпную.

— Теперь видишь, почему я твой наставник, юный мой ученик? — засмеялся Хаппосай дурным голосом, нагибаясь за мешком с добычей, и бросая часть белья на Ранко. — Вот твоя доля! — он убедился, что девушки услышали, прежде чем унестись прочь.

Ранко была красной от гнева. Она уже собиралась погнаться за ним, когда её подсекла девушка с граблями:

— Ты ему помогала!

Ранко не хотела поднимать руку на этих девушек, поэтому приняла побои как мужчина.

Она смогла вывинтиться из линчующей толпы лишь с небольшими переломами и синяками - ничего непривычного. Ранко схватила свой портфель и скрылась, перепрыгнув забор.

Нару с остальными девушками собрали немногие брошенные Хаппосаем предметы женского туалета. Нару была потрясена: кроме Сэнси так прыгать умел только Ранма. Она вспомнила, как Усаги упоминала, что у Ранмы есть кузина Ранко.

Нару почувствовала жгучий стыд, поняв, что грязный старикашка провёл их.

 * * *

— Ну, урод старый... — Ранко забежала в переулок, и проверила чувствами Сэнси, нет ли кого поблизости. Кто-то был.

— Эй, Ранко! Что ты здесь делаешь?

Это оказалась Макото, услыхавшая шум, и явившаяся на случай если нужна помощь.

— Я сейчас буду кое-кого карать! Посторонись-ка! Сан Стар Пава, Мейк-Ап! — она превратилась в Сэйлор Сан.

Макото огляделась:

— Где эта йома? Я не чувствую ни... Ох...

Она ощутила зло. Чистое зло, какое можно найти только в человеческом существе, если только можно назвать его человеческим. Макото превратилась в Сэйлор Юпитер.

Сэйлор Сан и Юпитер запрыгнули на крыши, и помчались на перехват одной извратной формы жизни, которая должна понести заслуженную кару.

 * * *

— Татеваки-сама, девушка с косичкой ходит именно в эту школу? — спросил Саске, уставший работать рикшей на маршруте Нэрима-Дзюбан.

— Да, — гордо заявил Татеваки, — Набики коли в чём тверда, так это в честности. Всегда она снабжала меня верными сведениями, я верю, что снабдила и на сей раз.

— Но хозяин, разве вы не должны сегодня быть в школе?

— Я имею согласие отца. Он разрешил мне не присутствовать сегодня, чтобы я мог уладить свои дела. Как только я расправлюсь с презренным Саотоме, девушка с косичкой возблагодарит меня за мой героизм и её освобождение от оков. — Куно погрузился обратно в фантазию.

— Хозяин, у неё есть имя. Девушку с косичкой зовут Ран.. — Саске заметил молнию, ударившую в здание в двух кварталах от школы. — Хозяин, что там творится? — он увидел кого-то мелкого, несущегося к нему по улице, затем рядом взорвался огненный шар, и бегущего швырнуло в его сторону.

Саске увидел, как над улицей летит коротышка, оставляя за собой дымный шлейф. Он развернулся в ту сторону, откуда пришёлся удар, и увидел двух Сэйлор Сэнси, гнавшихся за коротышкой.

Куно вскочил на ноги, желая разглядеть этих девушек. Первая, облачённая в зелёную мини-юбку, выкрикнула "Сьюприм Сандер!", и из её диадемы вослед убегавшему вырвалась молния. Вторая, в красной мини-юбке, удивлённо оглянулась на Куно когда пробегала мимо. Причём настолько отвлеклась, что впечаталась прямо в фонарный столб. Отлетела назад, тряхнула головой, и убежала вслед за товаркой.

Куно был потрясён этим очаровательным видением. Девушка напомнила ему богиню с косичкой. Грива её волос была словно пламя, глаза - словно синее море.

— Она одарила меня взглядом! Она сочла меня привлекательным! Саске! Каково имя сей девы?

— Ээ... Сэйлор-что-то-там. Мне они все кажутся одинаковыми. Думаю, они используют цветовую кодировку.

Куно опустился на сидение:

— Я должен спросить у Тендо Набики, что она знает об этих Сэйлор-девах. Саске! Домой!

Саске взялся за ручки, и потрусил домой, бормоча себе под нос, так, чтобы никто не услышал: "Татеваки-сама, вы порой бываете таким ветреным. Нет, вы всё время ветреный."

За происходившим наблюдал ещё один человек, сделавший несколько фотографий Сэнси. Он подошёл к столбу, и сфотографировал Сэйлор Сан-образную выбоину, затем заснял воронки и следы молний. Потом он убрал камеру и удалился.

 * * *

Хаппосай был загнан в угол. Над ним высились две донельзя разозлённых Сэйлор Сэнси. Он был, если честно, не против такого зрелища.

— Последние слова будут? — прорычала Сэйлор Юпитер, выставив вперёд руки для завершающего заклинания.

— Да! Хаппо Дай Карин! — он бросил в Сэнси фейерверком. Те с лёгкостью увернулись, и Сан сцапала готового улизнуть Хаппосая. Держа его на вытянутой руке, она вызвала во второй небольшой огненный шар.

Сан зашвырнула Хаппосая высоко в небо, и тут же послала в него "Сирин Плазма Бласт". Огненный шар ударил мелкого извращенца, взрыв послал его дальше и выше, в сторону Токийской бухты.

Юпитер прицелилась хорошенько.

— Сьюприм Сандер Дрэгон! — из её рук вырвалась молния, и стремительно удаляющийся Хаппосай сверкнул яркой вспышкой

— Этого урода ничто не учит! — пропыхтела Сан.

— Может, на этот раз до него дойдёт-таки держаться подальше от Дзюбана. — Юпитер огляделась, и нашла Хаппосаев мешок с добычей. — И что нам с этим делать?

— Оставим в бюро находок при школе. Но давай сначала превратимся обратно. — Сан превратилась назад в Ранко. Юпитер последовала её примеру.

Девушки направились обратно к школе. Макото заметила, что Ранко одета в свои красную рубашку и чёрные штаны:

— Кстати, а почему ты идёшь как Ранко, но не в школьной форме для девочек? Неправильно как-то.

— Да под дождь попал.

— Под дождь? — Макото поглядела в небо. Облака там наличествовали, но белые и пушистые.

Ранко вздохнула.

— Надо мной иногда идёт дождь, — она бросила быстрый взгляд на Макото, — я уверен, это всё те сущности, которые создали Дзюсенкё. Развлекаются.

— Над тобой шёл дождь? — Макото опять покосилась на небо.

Ранко остановилась. «А ведь чуть не забыл!» — подумала она, со счастливой улыбкой вытаскивая из своего портфеля термос.

Разбитый вдребезги.

— Об Хаппосая, видать, — скисла Ранко.

— Ничего, найдём тебе горячую воду. А, пока что... У тебя лифчик есть?

Ранко скосила глаза вниз. Ей не хотелось ходить в таком виде: у неё потихоньку начинала вырабатываться женская скромность.

— Ээ... Нету.

Макото поискала в мешке, и подобрала лифчик, который был Ранко по размеру:

— Вот, надень этот.

Ранко пожала плечами, поддела лифчик под рубашку и надела, не засветив никаких приватных частей.

— Спасибо. Хотя, при моём везении...

ПЛЁСЬ!

Ранма захрипел в удушающей хватке лифчика. Позади него, сияя счастливой улыбкой, стояла Аканэ с термосом:

— Ну вот, Ранма! Теперь всё в порядке!

Ранма втянул грудь, что позволило ему расстегнуть застёжку. Он вытащил лифчик из под рубашки, и протянул Макото, которая убрала его обратно в мешок.

"Хуже уже быть не может," подумал Ранма.

— Видите, я же говорил, что он - гей! — воскликнул Като. Они с Ёси и Акирой рассмеялись, и ушли в сторону школы.

Ранма воздел глаза к небу:

— За что?!..

 * * *

К обеду вся школа гудела от слухов о Ранмином проклятии, его сексуальной ориентации, и был ли он рождён девушкой. Ранма пребывал в блаженном неведении о том, что шептали за его спиной. Он смог увернуться от двух атак шариками с водой и одной из брызгалки. Прежде, чем начался обеденный перерыв, его вызвали к директору.

Директор и учитель физкультуры собрались, чтобы организовать для Ранмы особые условия.

— Саотоме-кун, мы не можем освободить тебя от физкультуры, но можем предоставить доступ к отдельной учительской душевой. Согласен?

Ранма оживился:

— Без проблем. Главное, чтобы ни с кем этот душ не делить.

Директор был доволен, что проблему удалось разрешить:

— Значит, договорились.

Следующим заговорил учитель физкультуры:

— Я видел, как ты вчера бежал. Должен признаться, я был впечатлён, и гадал, не согласишься ли ты присоединиться к нашей волейбольной команде.

Ранма улыбнулся, он был не против присоединиться к спортивной команде. Это помогло бы держаться в форме. Потом он вспомнил о своей работе. Он не мог себе позволить участвовать в состязаниях, совпадавших по времени с его рабочими часами. Потом он и вовсе поник на своём стуле, вспомнив, что в Дзюбанской школе была лишь женская волейбольная команда:

— Ээ, вы ведь хотели сказать, в мужской волейбольной команде?

— Ну, если честно...

— Вас Минако подговорила, да?

Глаза физрука забегали.

— Ну, она тебя рекомендовала, и технически ты девушка когда превращаешься, и в правилах нет ничего, что мешало бы твоему участию в чемпионате, который уже на носу, и...

— Понял, понял уже. — Ранма опустил лицо в ладонь. — Дайте подумать сначала, ладно?

— Ну, у команды сегодня после школы тренировка. Мне бы хотелось, чтобы ты к нам присоединился. У тебя есть женская спортивная форма?

Ранма тяжко вздохнул.

— Да.

Учитель начал выказывать признаки радости, воображая, как Дзюбанская школа выходит в лидеры. Минако без умолку расписывала достоинства Ранко.

— Отлично! Сможешь прийти на тренировку?

— Я сказал, что подумаю. Я не говорил, что согласен.

— Да, и Минако сказала, что тебя зовут Ранко когда ты девушка.

Ранма начал гадать, сколько же всего Минако растрепала тренеру.

— Да, так и есть.

— Ладно, спасибо. Увидимся на тренировке. — физрук покинул кабинет директора, напевая себе под нос.

— У него, похоже, проблемы со слухом. Я сказал только, что подумаю. — Ранма зарылся лицом в обе ладони.

— Вот твой коридорный пропуск. Всего хорошего, Саотоме-кун. — Директор еле заметно поклонился, и вернулся за свой стол.

 * * *

Обеденный перерыв, под официальным деревом Сэйлор Сэнси, был временем кормёжки. Пожирательством занимались, в основном, Ранма и Усаги. Минако непрестанно бросала в сторону Ранмы виноватые взгляды и снова утыкалась в свой бенто.

— Минако, зачем ты растрепала обо мне тренеру? — Ранма открыл свой, купленный в буфете, обед.

— Я знаю, насколько ты хорош. С тобой в команде мы просто не можем проиграть! Мы так близки к победе в чемпионате. — взмолилась Минако. — Ну давай, хоть приди сегодня попрактикуйся.

Аканэ придвинулась ближе:

— Я не против попробовать. Можно, я тоже приду на тренировку?

— Конечно, почему нет? Ты как в волейболе?

Аканэ раньше была очень неловкой, но за последние месяцы интенсивных тренировок в боевых искусствах она приобрела грацию, достижимую только для истинного бойца.

— Думаю, справлюсь.

— Отлично! тогда увидимся на тренировке, и если вы с Ранмой... то есть Ранко, проявите себя достойно, то мы возьмём вас в команду.

Ранма покачал головой. Аканэ была в радостном предвкушении. Ранма слегка улыбнулся ей. Если она тоже будет в команде, то может быть, это всё и не так плохо. Ранма обернулся к Макото:

— Я вот что подумал. Может, ты покажешь Аканэ какие-нибудь рецепты и подсказки как готовить?

Аканэ перестала быть в радостном предвкушении, и начала раздумывать, какую колотушку достать. Большую? Среднюю? Или положиться на волю случая, и выхватить из колотушечного измерения первую подвернувшуюся?

Макото всплеснула руками:

— Конечно, с радостью! Аканэ, не хочешь зайти ко мне после тренировки и помочь приготовить ужин?

— С радостью! — Аканэ была вне себя от счастья. Она закрыла портал в колотушечное измерение: Ранме не суждено умереть сегодня.

— Не хочешь помочь... Ранко? — Макото мило улыбнулась.

Ранма женственным жестом скрестил руки под подбородком, и с сарказмом ответил:

— Ну конечно же! Аканэ в кухне без меня не выжить! — он похлопал ресницами.

— Видите? Он и правда гей! — выкрикнул Акира. И смылся вместе с друзьями.

Ранма закрыл глаза и заскрипел зубами. "Да оставите вы меня в покое наконец!" подумал он. Потом покосился на небо, не приближается ли внезапный шторм. Всё было сухо. Он с облегчением выдохнул.

Шарик с водой почти долетел до него, но был перехвачен Аканэ и брошен назад в Ёси, промочив того с ног до головы.

— Спасибо, Аканэ.

Аканэ улыбнулась знающей улыбкой:

— Не стоит благодарности, Ранко!

Ей стоило бы дать ему намокнуть, но по какой-то причине ей нравилось защищать его для разнообразия.

 * * *

Урок физкультуры начался и закончился. Как и обещал учитель, в стороне от главного спортзала оказалась отдельная душевая для тренеров, и Ранма мог пользоваться ей в одиночестве. При помощи чувств Сэнси он следил чтобы никого не было поблизости пока он моется. Он был рад сохранить хоть частицу достоинства. Мимо его взгляда не прошло, как как тренер на разминке отобрал у Ёси водяной пистолет. Ранме нравилось в этой школе.

Ранма закончил мыться, и плеснул на себя холодной водой, прежде чем закрутить кран. Ранко вытерлась, и надела свою женскую спортивную форму. Надев наколенники и налокотники, она подхватила свою спортивную сумку. Настало время влиться в женскую волейбольную команду. Она подумала: "Как я позволил Минако себя в это втянуть?"

Ранко пошла в спортзал где располагался крытый корт. Там она встретила остальных девушек. Минако представила Ранко товарищам по команде. Ранко заметила, что те не в особом восторге от их с Аканэ присутствия. Ей понадобилось несколько минут чтобы догадаться, что если возьмут их, то кому-то придётся уйти. Мысль была не особо приятной. Минако с тренером, видно, очень хотели победить в чемпионате, раз вводили Ранко и Аканэ посреди сезона.

— Так, Ранко, ты на моей стороне. Аканэ, ты на другой. Посмотрим, что вы можете. — Минако заняла свою позицию позади, чтобы подать мяч. Тренер дунул в свисток, и игра началась.

Секунды спустя Аканэ отбила мяч обратно. Юка отбила его назад, Ёко бросила мяч Аканэ, та мощным броском послала мяч через сетку Ранко. Ранко подбежала ближе, и шлёпнула по мячу, добавив немного Ки для скорости. Аканэ заметила, подбежала к сетке, и с силой отбила его назад.

Под два слитных вопля "КАТЮ ТЕНСИН АМАГУРИ КЕН!" мяч превратился в размытую белую линию, пляшущую между Ранко и Аканэ.

Челюсть Минако просто отпала. Тренер рисковал заработать вывих шеи, пытаясь уследить за мячом. Аканэ начала отбивать мяч через сетку в случайных направлениях, но Ранко быстро перехватывала его, и бросала назад. Она начала увеличивать темп. Потом прыгнула вверх, пытаясь получить преимущество в высоте, но Аканэ прыгнула тоже. Она отбила мяч так, что он пролетел вне досягаемости Ранко, через весь зал за пределы корта, и сквозь заднюю стену.

Ранко крутанулась поглядеть, куда упал мяч, и поняла, что это был фол.

— Победа за мной! — она запрыгала от радости.

Аканэ перевела дух:

— Давай потом ещё повторим!

У тренера из рук выпал мяч. Минако не могла поверить своим глазам. Остальные члены команды глазели на дыру в стене, размером точно с волейбольный мяч. Потом с радостными криками окружили Ранко и Аканэ. Тренер медленно повернулся к Минако:

— Так, говоришь, они из Нэримы? Нам надо набрать больше игроков оттуда.

Минако подбежала к Ранко и Аканэ:

— Добро пожаловать в команду!

 * * *

Ранма, Аканэ и Макото вместе шли к Макото домой. Она слышала, что они присоединились к волейбольной команде:

— Как здорово! У нашей школы и так были неплохие шансы, а теперь, с вами, мы просто не можем проиграть!

Аканэ страшно гордилась собой:

— Минако почти танцевала от счастья. А тренер уже подобрал в шкафу школьных трофеев место для будущего кубка.

Ранму больше беспокоило другое:

— Я только волнуюсь, как бы меня не дисквалифицировали. Я же парень, в конце концов. А парней не берут в женскую команду.

Минако отмахнулась:

— Для этого тебя Макото записала как Ранко. Ты же ведь девушка, когда превращаешься.

— Да, а если меня горячей водой на корте польют? Я же буду идиотом выглядеть в этой форме.

— На этот случай у всех под рукой будут бутылки холодной воды. Кроме того, горячая вода гораздо реже встречается.

— Лучше не напоминай. — Ранма вдруг замер. — О нет, только не эти опять. — он обернулся, и обнаружил команду ныкающихся за кустом извращенцев.

Ранма обернулся к Аканэ:

— Это опять те козлы.

Он притворился, что не заметил их. Они вышли из укрытия, и снова начали красться за Ранмой. Ранма открыл свою спортивную сумку, и начал рыться внутри. Скоро он выудил меньшую сумку, и ухмыльнулся.

Аканэ покосилась на сумку:

— Что ты собираешься делать?

Он злобно ухмыльнулся:

— Я же воин любви и справедливости, так? Вот, пришло время для справедливости.

Он крутанулся на месте, и внезапно ринулся на извращенцев. Все трое были вырублены меньше, чем за две секунды. Стоя над кучей тел, он поглядел на ближайшее дерево. Потом опустил взгляд на лежащую троицу, доставая из сумки камеру и дамскую сумочку:

— Да, пришло время для справедливости!

 * * *

— Нет, Аканэ, это уксус.

Макото поверить не могла, Аканэ была неспособна следовать простейшим рецептам. Она сначала хотела научить Аканэ печь запеканку, но даже правильно намаслить противень оказалось для той непосильным. Тогда она решила научить её печь пироги, но та непрестанно путала сахар с солью. В конце концов она остановилась на простейших жареных овощах. И Аканэ попыталась налить в вок уксус вместо растительного масла. Похоже, единственное, что Аканэ была способна сделать правильно - это кипятить воду. Хотя бы это освоила.

Ранма сидел на диване. Он уже получил пару раз колотушкой за критику прогресса Аканэ, и решил ретироваться с бранного поля, известного как кухня. Он морально готовился к решающей битве: ужину.

— АРРГ! — Макото хотелось биться головой об стенку. Аканэ искромсала овощи с такой силой, что измельчила их вместе с разделочной доской, смешав салат с деревянной крошкой. — Аканэ! Это была моя лучшая разделочная доска!

— Ну, наверно, она была дефектная, — пожала плечами Аканэ.

— Она была не дефектная! Она мне два года прослужила! — взорвалась Макото.

Аканэ скисла. Она положила нож, и осела на табуретку. Постепенно она начала плакать:

— Прости меня. Я... Я...

Ранма услышал, и оказался рядом. Аканэ подняла на него глаза:

— Ох, Ранма... Я такая никчёмная! — она уткнулась головой ему в грудь. — Я так хочу быть хорошей женой.

Ранма обнял её.

Макото стало стыдно за свой срыв. Она подняла изуродованную доску, та рассыпалась в прах у неё в руках. Макото поглядела на Аканэ, затем на деревянные обломки:

— Аканэ-чан, почему ты резала с такой силой?

Аканэ замерла на мгновение, прижавшись щекой к Ранминой груди:

— Я просто пыталась нарезать овощи, как ты просила.

Макото продолжала разглядывать кусочки доски.

— Чтобы нарезать морковку нужно лишь лёгкое усилие. Тебе надо научиться контролировать свою силу.

Она нагнулась, и достала с нижней полки запасную доску. У неё возникла идея, и ей хотелось проверить её в действии.

— Аканэ-чан, подойди-ка.

Аканэ подняла взгляд на Ранму, он ободряюще улыбнулся. Аканэ встала рядом с Макото. Та взяла морковку, и положила на доску. Потом занесла над ней нож:

— Смотри, как боец я всегда держусь сосредоточенно и хладнокровно. Я должна использовать ровно столько силы, сколько нужно для победы над противником. — Она сделала лёгкое движение, разрезав морковку пополам. — Теперь попробуй ты.

Аканэ взяла протянутый Макото нож. Аканэ вгляделась в две половины морковки. Макото встала у неё за спиной, и прошептала:

— Сохраняй сосредоточенность чтобы победить противника. Давай, разрежь морковку.

Аканэ очистила свой разум, сосредоточившись на сущности морковки. Мягкая, слабая, не пытается увернуться. Она опустила нож, и разрезала один ломтик надвое, не повредив при этом доски:

— Получилось!

Макото была пока что не уверена в успехе:

— Давай ещё раз!.. Ещё!.. Ещё!.. Ещё!..

 * * *

Наевшийся под завязку Ранма еле смог выдавить:

— Вот это был ужин так ужин!

Макото поднялась, и начала убирать со стола:

— Да, точно. Всё было вкусным.

Аканэ всё не могла оторвать глаза от чаши для салата. Она таки умудрилась загубить овощи, но смогла освоить искусство салата. Это был шаг в правильном направлении. Однажды Аканэ научится готовить. Может ей никогда и не сравняться с Макото, но она заставит маму и мужа гордиться собой.

— Ну, спасибо за ужин. — Ранма поднялся из за стола, и снова подумал, не нанести ли визит матери, но решил сделать это завтра, сразу после школы. Он был таким наевшимся, что еле двигался. А для Ранмы это - само по себе достижение.

Саотоме направились домой. Ранма гадал, что сейчас с извращенцами.

 * * *

Ёси, Акира и Като висели на дереве. Пожарный в подвесной корзине стоял рядом, и изучал державшие их верёвки, гадая при этом, кто умудрился привязать эту троицу так высоко.

— Не бойтесь, девушки, мы скоро вас снимем, — подбодрил он их.

Три парня ответили пожарному коллективным ледяным взглядом. Волосы их были заплетены с бантами, лица покрывал полный макияж, включая помаду, румяна и тушь на ресницах. Ниже на дереве висел плакат: "Плохие девочки: Ёсико, Како-чан и Акирако".

На земле стояла большая картонка с их телефонными номерами. Ранма извлёк эту информацию из их бумажников: общение с Набики позволило ему набраться разных премудростей.

Тройной вопль разнёсся окрест:

— Саотоме Ранма, готовься к смерти!



 

~ конец 3-й главы ~

 

Ребекка Энн Хейнемэн, 18 ноября 2002.
перевод на русский 24 апреля 2007.



Примечание автора:

На сей момент - никаких.

Примечания переводчика:

нет.

Следующая глава: переводится.