Cheb's Home Page
 
 
 
Orphus system

Cheb's Home Page

Главная
Cheb's Game Engine Косметическая подтяжка Quake II
Штошник на ушах
 

 

Сэйлор Ранко:
Ограниченный Кругозор

Глава 10: Генма получает работу



Ранма 1/2 - собственность Румико Такахаcи. права на публикацию принадлежат VIZ в США, Shogakukan в Японии и Сакура-пресс в Российской федерации. Сэйлормун - собственность Наоко Такеучи. Права на публикацию принадлежат Kodansha Ltd в Японии и Mixx Entertainment в США. Персонажи "Терминатора" созданы Джеймсом Кэмероном. Прочие персонажи принадлежат соответствующим владельцам. Моя цель - почтить этих создателей и их работы, а не посягать на их авторские права.

* * *

У капрала Гонсалеса были дни и получше. Его звонок в ФБР оказался бесполезной тратой времени. Все его отфутболивали, гоняя из департамента в департамент. Наконец он спросил, нет ли у них департамента, занимающегося странными или необычными случаями. Главный оператор направила его к помощнику директора ФБР по имени Уолтер Скиннер.

Скиннер выслушал доклад Гонсалеса, и принял информацию. Он сказал, что пришлёт кого-нибудь связаться с ним через день или два. Гонсалес повесил трубку. Теперь он был убеждён, - никто не поверит ему, что девушка в костюме чирлидерши, владеющая психическими или магическими силами, использовала стрелковый полигон для тренировки в метании фаерболов.

Он просто сидел на своём стуле, и думал, что со всем этим будет делать. Он взял фотографии и другие документы по этому делу, и швырнул их в картонную коробку. Он взял коробку, заклеил её, и задвинул на верх шкафа для документов.

Уолтер Скиннер(прим. 10-1) помнил секретную служебную записку, которую он получил несколько месяцев назад, об инциденте в Японии, во время которого Земля подверглась нападению вероятных инопланетян. Группа сверхлюдей в мини-юбках и смокинге отразила атаку. Правительство США запросило у японского, кто эти люди, но японцы сделали вид, что ничего не случилось. Доклады о частичной эвакуации Токио доказывали, что японцы лгут о происходивших в городе событиях. А теперь, похоже, предоставился случай увидеть, что это было у японцев за секретное оружие. Скиннер сделал несколько тщательно направленных телефонных звонков. Мозговой центр принял решение послать в Калифорнию группу специалистов, которая проведёт опрос капитана, и расставит ловушку для этих суперсущностей.

* * *

Усаги ждала после уроков, когда освободятся Ранма, Макото и Аканэ, оставленные в наказание после уроков. Поскольку оно ещё даже не начиналось, ждать ей предстояло долго. Усаги пришла во всеоружии, с небольшим ведёрком воды для Ранмы. Усаги пойдёт с ней по магазинам нравится это Ранме / Ранко, или нет.

Рядом с ней остановилась проходившая мимо Нару: «Эй, что это ты тут затеваешь?»

«Жду, когда Ранко освободится, её оставили после уроков»

«Ранко? Это же ведь кузина Аканэ?» - Нару любила болтаться в обществе Ранко. Ранму она совсем не знала.

«Нуу... да» - Усаги не знала, как на это ответить. Разве можно сказать, что Ранко – муж Аканэ, без того, чтобы это выглядело странным или извращённым?

«Вы идёте за мороженым?» - спросила Нару, которая была совсем не против угощения.

«Ну, за мороженым, наверно, тоже можно завернуть. Для него всегда время найдётся» - Усаги начала непроизвольно подпрыгивать при мысли о мороженом.

«И сколько нам ещё придётся здесь ждать?» - у Нару было не очень-то много времени, она сегодня ещё должна была встретиться с Умино, чтобы готовиться к тесту по математике.

«Не знаю – час, наверно. Теперь дополнительные занятия для проштрафившихся ведёт новая учительница. Очень странная» - в уме у Усаги всплыла картина боя Аканэ и Макото против Хинако-сенсей. Усаги была уверена, что она – йома, но Ранма сказал, что нет.

«Не знаю, смогу ли я столько ждать. Ах, да! Хочешь посмотреть Ёщи? Я его научила паре трюков» - Нару присела, и вытащила из своего рюкзачка игрушечного щенка. Она включила его, и поставила на землю. «А вот и Ёщи. Сидеть!»

Маленький робот зажурчал моторчиками, и сел.(прим. 10-2)

Усаги всплеснула руками. «Какая прелесть! Можно я с ним поиграю?»

«Конечно. Я научила его сидеть, перекувыркиваться и просить» - Нару погладила игрушку.

«Перекувырнись!» - скомандовала Усаги щенку. Он поглядел на неё своими яркими красными глазками, моргнул, и перекувырнулся. От него исходила аура убийственной кавайности.

Нару погладила Ёщи: «Молодец! Вот и умница! Не забывай всегда его гладить, когда он выполняет трюк правильно. А, да, и тюкай его пальцем по голове, когда он делает что-нибудь плохое.»

«Что-нибудь плохое? Разве он может?» - Усаги стало любопытно. Нечто настолько миленькое не может быть плохим.

Ёщи, словно в ответ, подошёл к ноге Усаги, и покакал батарейкой. «Фу!» - обругала его Нару. Она тюкнула его пальцем по лбу(прим. 10-3). Ёщи издал скулящий звук и повесил голову.

Даже когда он хулиганит, он такой миленький!» - Усаги страшно захотелось собственного щенка-робота. «Ой, а можно я его сегодня вечером возьму домой? Ты же ведь всё равно не сможешь с ним играть, когда Умино придёт»

Нару, если честно, Усаги не очень доверяла. Та всё ещё пребывала в высшей лиге среди косоруких, а робощенок был подарком от мамы.

«Ну пожалуйста, очень прошу! Я его научу притворяться мёртвым!» - Усаги очень хотелось показать игрушку маме, чтобы сломить её сопротивление, и получить таким образом собственного. Или, может, Мамору удастся уговорить.

«Этого-то я и боюсь. Мёртвым – в смысле сломанным»

«Я его не сломаю. Он слишком миленький, чтобы его ломать» - Усаги нагнулась, и подняла счастливого робощенка – тот сделал движение, словно лижет ей лицо. Языка у него не было, но он делал всё, что мог. «Видишь – я ему нравлюсь!»

«Ну, похоже, что так» - сломалась Нару - «Принеси его завтра в школу, окей?»

«А то!» - Усаги с трудом сдерживала ликование.

Нару поглядела на часы, и поняла, что разрывается: мороженое и небольшие посиделки в пассаже были такими притягательными... Потом она пришла в себя, и поняла, что тест по математике важнее. «Я и правда не могу больше задерживаться. Но всё равно, спасибо за приглашение!» - она вышла через главные ворота школы, обернулась, помахала Усаги, и направилась к Умино.

Усаги села. Она знала, что ждать ей ещё минимум час. Она стала играть с Ёщи, и провела остаток времени пытаясь придумать, как же научить его притворяться мёртвым. Простое выключение, похоже, не считалось.

* * *

Ранма сел на своё место. Его оставили в школе после уроков за вчерашнее опоздание, когда Аканэ выпнула его из окна на дерево. Он увидел, что в классе больше никого нет, и забеспокоился, куда подевались Аканэ с Макото. Аканэ получила полоску за вбивание Ранмы в землю, а Макото атаковала Хинако-сенсей, когда та высосала Аканэ.

Ранма был счастлив, обнаружив, что Хинако-сенсей в Джюбанской школе только на неделю. Почему она вообще была здесь – для него оставалось загадкой. Он чувствовал, что способен пережить это. Хинако-сенсей ещё в Фуринкане несколько раз оставляла Ранму в наказание после уроков. Дополнительные занятия под её руководством обычно сводились к её попыткам заставить всех играть в go fish, или петь песни из «Покемона». Он ненавидел оставаться после уроков.

Макото бегом ворвалась в класс, прыгнула на своё место, и выдохнула. «Я не опоздала?»

Ранма бросил взгляд на часы. «Нет, ещё три минуты. Аканэ скоро должна прийти»

«Я так рада, что вы помирились. Мы не можем себе позволить, чтобы двое членов команды ссорились с друг другом»

Ранма лишь улыбнулся. Он был рад, что помирился с Аканэ. Теперь ему нужно было волноваться лишь о будущих ссорах. Он принял Аканэ такой, какая есть, а она в ответ приняла его. Ранма всё ещё был неотёсаным чурбаном. Его жалкие попытки помириться лишь подтвердили это. Он закатил глаза, зная, что колотушка – его неотвратимое будущее.

Прошло несколько наполненных скукой минут, когда Макото спросила: «А тебя эта новая учительница после уроков оставляла? До меня доходили слухи, что она – настоящий зверь. То, что она со мной сделала... Оо, как это меня бесит»

«Не верь тому, что говорят. Единственное, что в ней есть зверского – так это сила её воплей, когда она проигрывает в go fish»

Аканэ вошла в класс, и спешно уселась на своё место. «Ты, наверно, имел в виду свои вопли, когда она обыгрывает тебя в old maid»

Ранма со стыдом обхватил лицо руками. Его умения в игре в old maid были ужасны. Никакие тренировки не способны были исправить этот изъян.

Аканэ закончила: «Ну, похоже, вся тусовка в сборе. А где Хинако-сенсей?»

Ответил Ранма, всё ещё прячущий лицо: «Если нам повезёт, она забудет, что оставила нас после уроков»

«Что за техникой она меня приложила?» - Макото знала, что чета Саотоме знает о Хинако-сенсей и её способностях.

Ранма ответил, не поднимая голову с парты: «Она умеет высасывать боевой дух. Она при этом превращается в свою взрослую форму, и ведёт себя, как взрослая. Она может использовать похищенную энергию для Ки-атаки. Так что она поразила тебя энергией, которую забрала у Аканэ»

Макото в неверии покачала головой. «Она из Фуринкана, как и вы двое? Теперь я верю, что та школа действительно такая ненормальная, как о ней все рассказывают. А какие там ещё чудики есть?»

Аканэ вставила своё слово: «Давай посмотрим... директор Куно всё время пытается всех побрить, Куно Татеваки пытается затащить на свидание любую девушку, у которой есть пульс, Укё носит за спиной огромную лопату, и практикует окономиячную школу боевых искусств. Госункуги практикует чёрную магию. Шампу превращается в кошку»

«В кошку?» - выпучила глаза Макото.

Ранма вздохнул. «Нет, тебе просто надо было помянуть Шампу»

«Ну, четырёхневестный ты наш, если бы не твои с отцом языки без костей, то и проблем всех этих не было бы»

Макото взглянула на Ранму с отвращением: «Четыре невесты?»

«Это не моя вина!» - выпрямился Ранма - «Меня батя со всеми с ними помолвил!»

«И с Кодачи тоже?» - выкрикнула в ответ Аканэ.

«Ээ...» - Ранма попался на слове.

«И это твой отец виноват, что Шампу по твою душу тоже, так?» - приподняла обе брови Аканэ. Она любила смотреть, как Ранма извивается.

«О нет» - осел на стуле Ранма, снова упёршись лбом в парту.

Макото была потрясена. Она сделала себе мысленную заметку никогда не соваться в Нэриму и ногой.

«Здравствуйте, нехорошие дети! Добро пожаловать на мой исправительный урок» - перед доской возникла улыбающаяся Хинако-сенсей.

По классу пронёсся коллективный стон.

«Ну, похоже, все в сборе» - Хинако положила на свой стол три папки с личными делами учеников. Она села, и быстро пролистала каждую папку.

Аканэ и Ранма просто сидели на своих местах с выражением чистой скуки на лицах. Макото сидела, ожидая, что её будут пытать, или вышибут Ки-зарядом в окно.

Хинако-сенсей поднялась, и села на свой стол. Она выдала свою детскую улыбочку до ушей, и начала: «Итак, все трое из вас здесь из-за того, что у всех вас есть проблемы, над которыми вам необходимо поработать. Директор вашей школы пригласил меня сюда, чтобы помочь вам.

Начнём с того факта, что вы все трое участвовали в драках. Кино-сан, записи гласят, что вас выгнали из вашей старой школы за драки. Теперь подумайте, помогла ли вам драка хоть когда-нибудь решить ваши проблемы?»

Хинако завоевала внимание Ранмы. Никогда раньше, занимаясь с ним после уроков, она не поднимала эту тему. Макото и Аканэ лишь повесили головы, и промолчали.

«Итак, Саотоме Ранма-сан, я правильно поняла, что драка никогда не решала ваших проблем?» - Хинако сосредоточилась на Ранме.

«Нуу..» - Ранма был красноречив как всегда.

«Так я и думала» - Хинако спрыгнула со своего стола, и подошла к ним поближе. «Саотоме Аканэ-сан, почему вы атаковали своего мужа?»

Аканэ поглядела на Хинако-сенсей, и поняла, что не хочет признаваться, что сделала это со злости.

Хинако начала притопывать ногой. «Ну? Я жду ответа»

«Ну... Я была...»

«Помогло это решить проблему?» - более прямо поставила вопрос Хинако.

«Нет»

«Тогда почему вы ударили его? Вы попробовали повторить это в обед, но я смогла остановить вас. Если бы я позволила вам ударить его второй раз – решило бы это вашу проблему?»

Аканэ не думала об этом в таком ключе. Если бы она поколотила Ранму, то, наверно, сейчас всё ещё была бы зла на него, вместо того, чтобы быть счастливой оттого, что помирилась с ним.

«Так я и думала» - Хинако повернулась к Макото. «А вы, девушка, каково ваше оправдание? Вы пытались напасть на меня»

Макото начала обороняться: «Вы сделали с Аканэ это... не знаю, как оно называется, но я должна была защитить её»

«А, кодекс бойца. Я слышала цитаты из него много раз, от нашего местного магнита для драк, Саотоме Ранмы-сана» - Хинако скрестила руки.

Макото в раздражении ответила: «Вы атаковали Аканэ!»

Хинако приподняла бровь: «Я помешала Аканэ ударить Ранму колотушкой. Или вы эту деталь запамятовали?»

Макото осела на своём стуле.

Хинако положила руку Макото на плечо: «Я знаю, вы живёте одна. Я знаю, у вас в душе накопилось много нерастраченной злости. Но вам надо перестать полагаться на насилие, и сначала обдумывать проблему»

Хинако перешла к Ранме: «Теперь вы, Саотоме-сан. Поздравляю. Вы, похоже, научились держать себя в руках, когда переехали в Джюбан. Ваши записи показывают, что вы участвовали в драках, но никогда их не начинали. И оба раза, когда я видела вас дерущимся, вы защищались. Так что, единственное, что мне осталось у вас спросить: почему вы вчера опоздали?»

Ранма кинул быстрый взгляд на Аканэ, которая ответила ледяным взглядом. «Ну... Я это...»

«Больше не опаздывайте. Аканэ-сан, помогите ему приходить вовремя» - сказала Хинако, не отрывая взгляда от Ранмы.

Она вернулась к своему столу, и села. «Надеюсь, вы трое сможете избегать неприятностей в будущем. В противном случае, в следующий раз я не буду столь всепрощающей» - она извлекла пятидесятиеновую монетку, и начала подбрасывать её.

Ранма и Аканэ замерли, как пришитые. Они знали, что Хинако может сделать с ними при помощи этой монетки. Макото не отреагировала никак.

Хинако зажала монету между пальцев, и направила на Макото: «Вам бы лучше не злить меня. Хаппо Годжю-ен Сацу!» - Хинако начала высасывать Макото, но остановилась через секунду.

Макото почувствовала, как жизнь вытекает из неё, но затем высасывающая сила внезапно исчезла. Хинако теперь была в своей взрослой форме.

Хинако зажала монету в кулаке. «Теперь вам понятно, Кино-сан?»

Макото кивнула.

Хинако съёжилась обратно в свою двенадцатилетнюю форму. «У нас ещё целый час» - прощебетала она, доставая колоду карт. «Кто будет в go fish

* * *

Час прошёл. Ранма продемонстрировал полное отсутствие способностей к игре в карты, его раз за разом разбивали в пух и прах. Хинако-сенсей продолжала танцевать по классу при каждой победе, и дуться при каждом проигрыше. Вчетвером время пролетело быстро.

Когда трое наказанных уходили, Хинако отозвала Аканэ в сторону. «Можно мне с вами поговорить с глазу на глаз?»

Ранме было любопытно, но Аканэ напомнила ему, что Усаги ждёт их на улице, и он должен проверить, всё ли с ней в порядке. Ранма ушёл.

Хинако-сенсей, похоже, нервничала. Она огляделась, чтобы убедиться, что в классе никого нет, и их не услышат. «Я, ээ, хочу кое- о чём с вами поговорить. Пожалуйста, не поймите неправильно»

Аканэ была ошарашена. «И о чём вы хотели поговорить?»

Хинако опустила взгляд, и замялась. «Соун любит меня?»

«Эээ...» - Аканэ распахнула глаза в ответ на этот вопрос. Хинако в прошлом пыталась убежать с их отцом, и сёстры Тендо были не в восторге от идеи звать её мамой.

«Он мне очень нравится» - та подняла взгляд на Аканэ. «Я не могу перестать думать о нём. А он меня не замечает» - печально сказала Хинако.

Аканэ хотела сказать ей пойти, и прыгнуть в проклятый источник. Выражение такой печали, особенно вкупе с двенадцатилетним телом, было способно растопить даже айсберг. Аканэ сглотнула. «Он всё ещё любит мою маму»

«Разве не прошло уже десять лет?» - Хинако беспокоило то, что другая женщина была не больше, чем воспоминанием. Она не могла бороться с воспоминанием.

Аканэ расслабилась, и подумала о маме. Она скучала по ней. «Да, уже десять лет. Мы всё ещё любим её, и скучаем по ней»

«Понятно» - Хинако-сенсей села на стул, и предалась унынию.

Аканэ взглянула на Хинако другими глазами. Той и правду нравился её отец. «Почему бы вам не начать с того, что просто стать друзьями? Хотите быть моим другом?»

Хинако выпрямилась, и подняла на Аканэ сдержанный взгляд. «Я была бы рада. Пожалуйста, поймите одну вещь. Я, наверно, старше, чем ваша мать»

Аканэ раньше была уверена, что Хинако, может быть, под тридцать. В своей взрослой форме та была высокой женщиной, с пышной, чувственной фигурой, но кроме того, и вела себя очень по зрелому. Но Аканэ почти всегда смотрела на Хинако, как на одну из девчонок. В детской форме та была низенькой, миленькой, и обожала играть. Может быть, этот взгляд был поверхностным?

Аканэ улыбнулась: «Я была моей маме другом. Надеюсь, что смогу быть и вашим»

Хинако вернулась к своей ребячьей личности. «Ой здорово! Здорово!» - она заплясала по классу, размахивая руками.

Аканэ подумала: «Одной странной личностью в Доме Тендо больше – какая разница?»

* * *

Сецуна уже много часов сидела в Интернете. Она проводила исследование высокотехнологичных фирм середины 1990-х. Она искала упоминания конкретных фирм, имён и дат. Вся эта работа развеяла её худшие страхи. Поток времени был таким, как и должен был. Будущее, которого она боялась, и все события, которые вели к нему, никогда не случались.

Ей нужно было одно последнее доказательство. Она должна была знать. Она вызвала свой посох стража времени, и попыталась телепортироваться. Она не смогла.

Она посмотрела на часы: ещё слишком рано, Ранма всё ещё в школе. Она позвонит ему позже, чтобы он телепортировал её. Она должна быть абсолютно уверена, что тот кошмар был именно кошмаром. Дурным сном.

* * *

Аканэ подошла туда, где их ждала Усаги, и обнаружила на скамейке мокрую насквозь Ранко, вытирающуюся полотенцем. Аканэ рассмеялась: «Мы что, идём за мороженым, Ранко?»

«Нет, хуже» - Ранко закончила вытираться. «Усаги, мне чтобы превратиться нужно совсем немного холодной воды. А не целое ведро»

«Прости, Ранко. Ну давайте, идём в пассаж!» - Усаги и Макото направились в сторону пассажа.

Аканэ заметила, в каком Усаги предвкушении: «А что там сегодня будет?»

Ранко не ответила. Аканэ прочитала её лицо, и догадалась.

«Так что, Ранко? Мы идём за платьем? Или, может, за миленькой шляпкой?»

Ранко продолжала идти вперёд, твёрдо шагая навстречу року: «Лифчик»

Аканэ рассмеялась: «И ты согласилась?»

Ранко улыбнулась: «Это с самого начала была моя идея» - и убежала вперёд.

«Да неужто?»

* * *

Ранко в отделе женской одежды чувствовала себя не в своей тарелке. Горячая вода имела привычку появляться в самое неподходящее время. Аканэ пришла во всеоружии, у неё был термос холодной воды на случай, если Ранко обольёт горячей водой. Ранко редко носила бюстгальтеры. Надев бюстгальтер, она почувствовала себя гораздо свободнее, поскольку у неё была довольно большая грудь. Бюстгальтер удерживал все части тела на месте, и она чувствовала себя при ходьбе гораздо лучше. Ранко подумала: «Ну, я могу к этому привыкнуть»

Она приобрела два бюстгальтера, чему Усаги крайне порадовалась. Ранко подумала: «Ну, здорово. Теперь я точно стал девушкой»

Оттуда они направились в кафе-мороженое. Вот тут Ранко чувствовала себя совершенно спокойно, будучи девушкой. Они заметили за столиком через проход Мичиру и Хотару, поедающих один на двоих фруктовый десерт, и помахали двоим Сэнши, а те помахали в ответ.

Четверо девушек сделали свои заказы. Усаги открыла свой портфель, и извлекла Ёщи. «Смотрите, что у меня!»

Ранко было всё равно, но Аканэ и Макото восхитились маленькой игрушкой. «Я его у Нару одолжила. Вот, смотрите»

Усаги стала возиться, нащупывая выключатель, и робощенок выскользнул у неё из рук. Ранко поймала его прежде, чем он успел долететь до пола, и поставила обратно на стол. «Осторожнее»

«Прошу прощения» - выдавила Усаги.

Макото взяла Ёщи, и нашла выключатель. Она включила его, и поставила на стол. «Тяф тяф», сказал он.

Хотару заметила Ёщи, и подошла, чтобы рассмотреть его. «Какой миленький!»

Усаги была рада, что толика внимания досталась и ей. «Смотри, он умеет делать разные трюки. Ещи, перекувырнись»

Ёщи вильнул хвостом, затем зажурчал моторчиками, изгибая своё тельце, и перекувырнулся.

В глазах Хотару вспыхнул ужас. Она затряслась, и начала терять сознание. Её мама вскочила, и успела подхватить её прежде, чем она упала.

«Хотару!» - вскрикнула Мичиру.

«Ты в порядке?» - хором спросили четверо девушек.

Макото устремилась к Хотару. Мичиру, сидя на полу, держала свою девочку на коленях. «Очнись, маленькая моя»

Усаги забеспокоилась: «Что случилось? Её что, Ёщи напугал?»

Ёщи подошёл к краю стола, нависавшему над тем местом, где лежала Хотару. Он остановился у края, и тявкнул.

Хотару при этом звуке очнулась, и уставилась в красные глаза Ёщи. Она издала леденящий душу крик, и крепко вцепилась в маму.

Аканэ забрала щенка, и выключила его. Она вручила его обратно Усаги: «Похоже, она боится собак»

«Как можно бояться чего-то настолько миленького?» - удивилась Усаги.

«Берёшь миленького котёночка, и наш бесстрашный съезжает с катушек» - Аканэ намекнула на Ранко.

Ранко ответила Аканэ яростным взглядом: нет, надо ей было упомянуть об этом!

Мичиру подняла свою дочь на ноги: «Мы возвращаемся домой» - она оставила на столе деньги, и ушла, Хотару за ней на буксире.

Ранко подскочила к покинутому теми столику, и хапнула десерт Хотару. Она заглотила его в несколько секунд. «Не пропадать же добру»

«Так что случилось-то?» - громко спросила Усаги.

* * *

Набики была обеспокоена: её вложения в ценные бумаги совсем не приносили прибыли. Кто-то скупал всю сталь и редкие промышленные металлы в мире, и растущие цены сводили суммарный доход Набики к нулю. Она была зла на себя за то, что не вложила деньги в сталелитейное производство, или во фьючерсы на железо. Она тогда сорвала бы куш.

Приняв во внимание собственные потери и нехватку доходов у собственного отца, ей пришлось принять определённые решения.

«Пап! Дядя Саотоме!» - позвала Набики, спускаясь вниз. Она нашла их двоих, как всегда, играющими в сёги.

«Привет, Набики» - улыбнулся отец. «Чем отец может помочь тебе?»

«Ну, пап, у меня плохие новости» - Набики стояла, прислонившись к стене и скрестив руки.

«Плохие новости? Какие именно?» - Соун забеспокоился: любые новости от Набики были обычно финансовыми.

«Мы на мели. Расходы на ремонт сильно уменьшились, но расходы на еду и на квартиру в Джюбане исчерпали наш бюджет» - Набики взглянула на отца - «Нам придётся сказать Аканэ и Ранме найти работу, чтобы самим платить за себя. И кое-кому здесь нужно найти постоянную работу. Иначе мы не сможем платить за еду – это не считая оплаты за газ, электричество и так далее»

Соун был совершенно не рад услышать всё это. Генма, конечно же, сделал всё ещё хуже: «Ну, Тендо-кун, похоже прошло время, когда ты пролистывал раздел объявлений о найме, не читая»

Набики пошла на кухню, схватила газету, вытащила из неё страницу с объявлениями, и швырнула в Генму. «Думаю, пора ВАМ отрабатывать свою долю, Саотоме-сан. Папа до сих пор был слишком щедрым»

«Мне? Искать работу?» - Генма был профессиональным лодырем. Сама концепция зарабатывания на жизнь была совершенно чуждой для его разума.

«Да, дорогой, ты должен быть примером для своего сына» - вышла с кухни Нодока. «Наш сын должен научиться отвечать за себя. И примером послужить ему должен ты»

Генма не мог возразить на это, он пробурчал что-то, но всё равно просмотрел раздел объявлений о найме. Он увидел несколько вакансий на дворника, обвёл их кружками, и отложил газету.

Несколько часов спустя Набики, притворившись по телефону Генмой, устроила его на работу на фабрике расфасовки специй близ Итабаси. «Он получит работу, хочет он того или нет»



 

~ конец 10-й главы ~

 

Ребекка Энн Хейнемэн, 7 октября 2002.
переведено на русский 3 июля 2005.
Благодарность от переводчика mondu_the_fat с форума fukufics за помощь с редкими американскими идеомами.

Примечания переводчика:

Прим. 10-1: Уолтер Скиннер - перс из ТВ-сериала «X-files» («Секретные материалы»). ЕМНИП, начальник Малдера и Скалли.

Прим. 10-2: Так, все помнят, что Нару – девушка весьма небедная? (мама – хозяйка ювелирного магазина).

Прим. 10-3: Слегка ткнуть пальцем в лоб – японский метод утихомиривания карапузов. А также самый страшный акт насилия, на какой только способна Касуми. (из 33 тома манги, глава «Касуми-сан в ярости?»)

Следующая глава}