Cheb's Home Page
 
 
 
Orphus system

Cheb's Home Page

Главная
Cheb's Game Engine Косметическая подтяжка Quake II
Штошник на ушах
 

 

Сэйлор Ранко:
Ограниченный Кругозор

Глава 7: Возвращение утраченного



Ранма 1/2 - собственность Румико Такахаcи. права на публикацию принадлежат VIS в США и Shogakukan в Японии. Сэйлормун - собственность Наоко Такеучи. Права на публикацию принадлежат Kodansha Ltd в Японии и Mixx Entertainment в США. Персонажи "Терминатора" созданы Джеймсом Кэмероном. Прочие персонажи принадлежат соответствующим владельцам. Моя цель - почтить этих создателей и их работы, а не посягать на их авторские права.

* * *

 

Умино играл в «Deep Dark Dungeon». Это была новейшая Массовая Онлайновая Ролевая Игра (MMORPG) в Интернете. Он играл в неё почти каждый вечер после школы – в те дни, когда не ходил на свидания с Нару. У Умино кроме Нару было немного друзей, но это его не беспокоило. Усаги как-то раз пригласила Умино на свидание, но только чтобы заставить Мамору ревновать. Как ни печально, почти все остальные при его появлении быстро находили повод удалиться.

Но в этом виртуальном мире у Умино было много друзей. Он присоединялся к бандам искателей авантюристов, дравшихся с демонами и драконами, и участвовал в эпических приключениях. Один такой друг объявился в окне чата, и начал расспрашивать его о жизни. Этот друг проходил под ником Stalker.

Умино рассказал ему, как он живёт в Японии, что он любит школу, но друзей у него было мало, и как хорошо было бы, если бы Нару чаще ходила с ним. Он поделился со Stalker'ом большой долей личной информации. Потом Умино стал расспрашивать самого Stalker'а, чтобы узнать его получше. Он обнаружил, что Stalker – парень под двадцать, американец, но идеально печатающий по японски, и что он одинок.

«Так что, Умино, как ты относишься к американцам?» спросил Stalker.

«Они мне нравятся»

«А как ты относишься к африканцам?»

«Не знаю. Никогда ни одного не встречал.» Жизнь в Японии давала мало возможностей встретить людей неяпонской национальности.

«Тебе неприятно их общество?» продолжал задавать вопросы Stalker.

«А почему ты спрашиваешь? У тебя против них предубеждения?» - спросил в ответ Умино. Он начал беспокоиться: похоже, Sltalker своими вопросами как-то однобоко зондировал Умино, только на предмет его нелюбимых предметов.

«Я? Да нет. Просто спросил» - продолжал Stalker. «А как насчёт евреев? Ты им доверяешь?»

«Я думал, мы собирались обсудить сегодняшнюю компанию? Я не основываю своё доверие на чьём-либо вероисповедании, я не стал бы отвергать человека из-за такой мелочной причины, как его религия!» - возмутился Умино, что было для него нетипично. Большую часть своей жизни он был жертвой стереотипов. Очки с толстыми стёклами, не такой, как все, учительский любимчик – это только подкрепляло предубеждение к нему. Одноклассники третировали его, держа за дурачка.

«Ладно, ну я пошёл, мать зовёт» - быстро оборвал разговор приятель Умино. Скатертью дорога, подумал тот.

* * *

«ДОКЛАД: КАНДИДАТ ГУРИО УМИНО НЕ ПРОШЁЛ. НЕСОВМЕСТИМОСТЬ ЛИЧНОСТИ.»

«КОМАНДА: УДАЛИТЬ ГУРИО УМИНО ИЗ СПИСКА КАНДИДАТОВ. ДОБАВИТЬ ГУРИО УМИНО К СПИСКУ ОБЪЕКТОВ ДЛЯ НАБЛЮДЕНИЯ. ПРИ ВОЗНИКНОВЕНИИ БРЕШИ В СИСТЕМЕ БЕЗОПАСНОСТИ УСТРАНИТЬ ПОСЛЕДСТВИЯ СОГЛАСНО ОБЩЕМУ ПРИКАЗУ 4»

В несколько секунд аккаунт Stalker'а в «Deep Dark Dungeon» был удалён. Все почтовые записи были стёрты, и все следы вымышленного приятеля Гурио Умино перестали существовать. Его телефон, электронная почта и соединение с Интернетом были поставлены на прослушивание. Вся полученная информация отправлялась в лог-файл для дальнейшего анализа.

Выживание гарантировано.


* * *

Рёга жил у Акари в доме уже какое-то время. Дед всё время посылал его с разными поручениями – и он всегда возвращался. Деда это радовало несказанно. Дед теперь полностью посвящал себя тому, чтобы Рёга обязательно женился на его внучке.

Акари ужасно раздражала Рёгу, заканчивая большинство своих фраз словами «как свинья». Но у него просто духу не хватало сказать Акари, что он на самом-то деле не любил быть свиньёй. Он превращался в Пи-чяна только чтобы сделать её счастливой. Рёга хотел проснуться – он чувствовал, что всё это сон. Никогда в своей жизни он не чувствовал таких любви и тепла. Это и ужасало его, и давало ему надежду. Он даже осмелился вообразить, каково было бы называть Акари своей женой.

Женой? Нет! - подумал Рёга, образы Аканэ мелькали у него в голове, но он наконец-то вытолкнул их из своего разума. Аканэ теперь носила фамилию Саотоме и обручальное кольцо, и она была счастлива. Рёга хотел только, чтобы Аканэ была счастлива, и если счастьем для неё была жизнь с Ранмой, то так тому и быть. Рёга принял это, и теперь полностью принял эту мысль. Аканэ любила Ранму, и он, несмотря на все его грубость, невежество и полную бесшабашность, сделал её счастливой. Рёга погрузился в привычное для него мечтательное состояние, глядя в любящее лицо Акари, державшей его мелкую животную форму. «Ох Рёга, ты такой миленький поросёночек!»

Поросёночек? Неужели она любит в нём только свинью? Или эта любовь предназначалась Рёге? Пи-чян вырвался у неё из рук, и убежал в дом. «Рёга! Вернись! Что такое?»

Пи-чян достиг задней двери и начал отодвигать щеколду на поросячьей калиточке, когда перед ним распахнулась вся дверь. Дед держал чайник тёплой воды. «Рёга, идём» - дед отвёл его в ванную, где ждала его одежда. Пи-чян прыгнул в ванну, и дед полил его.

«Рёга, не молчи» - сказал дед, протягивая тому полотенце. «Ты же знаешь, она любит тебя всем сердцем»

«Она любит Пи-чяна!» - выдавил Рёга - «как кто-то может любить меня?»

«Пи-чяна, говоришь?» - дед нашёл щель в его защите. «Кто назвал тебя Пи-чяном?»

«Акари, когда держала меня» - Рёга погрузился в свою обычную депрессию.

«Забавно, я думал – она назвала тебя Рёгой. Так ведь, Рёга?» - дед никогда ничего не упускал.

Рёга замер. Она назвала его Рёгой. Только от того, что он думал об Аканэ имя Пи-чян всплыло у него в мозгу. Он был так рассеян, что перепутал привязанность Аканэ к Пи-чяну с любовью Акари к Рёге.

«Сколько ты у нас живёшь – ни разу не помню, чтобы Акари назвала тебя Пи-чяном. Когда она успела?» - пригвоздил Рёгу дед.

Рёга пролистал в уме всё то время, что жил на ферме. Он и правда не мог припомнить, чтобы Акари называла его Пи-чяном – что в человеческом облике, что в свинском. «Я.. Ээ...»

«Ты не помнишь, да? Ну,» - дед откинулся на унитазе, который использовал в качестве кресла - «и кто это была?»

«Кто была – кто?» Рёга начинал чувствовать себя партизаном на допросе.

«Та, о которой ты так заботился. Кто она – назвавшая тебя Пи-чяном? Это та девушка, Ранма?» - дед начал вытягивать информацию об этой другой женщине.

«РАНМА! Этот урод! Он любил меня так называть! Это из-за него я превращаюсь в свинью!» - Рёга выместил свой гнев на стене, пробив в ней дыру размером с кулак.

«Пожалуйста, не делай так. Я небогат, и ремонт ванной – не то, на что мне хотелось бы тратить деньги.» Дед задел больное место. Ладно, значит он ненавидит Ранму. Тогда это должен быть кто-то ещё – рёгины действия говорили, что имя Пи-чян ему больше напоминает того, к кому он был привязан. А не кого-то, кто дразнил его.

Рёга прошептал: «Аканэ»

«Аканэ? Ты имеешь в виду Тендо Аканэ?» - Аканэ пыталась устраивать свидания Рёги и Акари, что имело ограниченный успех. Дед увидел, что Аканэ Рёге была небезразлична.

«Нет, теперь она Саотоме Аканэ. Я был её ручным поросёнком» - признался Рёга. Он не знал, почему рассказал это деду. Он обычно никому не раскрыл бы свой маленький грязный секрет, но дед излучал ауру доверия, перед которой Рёга сдался.

Дед совместил два и два. Был ручным поросёнком Аканэ, начал питать к ней определённые чувства, но она досталась другому. Аканэ так старалась свести Акари и Рёгу. Теперь дед знал где истоки этой вечной грызни. Он решил, что Рёга никогда не соберётся попросить Акари выйти за него – кишка тонка для этого. Пора было брать дело в собственные дедовы руки. «Ну, Акари влюблена в тебя. Не в Пи-чяна»

Рёга превратился в ледяную глыбу. Его мысли неслись, как бешеные и бились о защитные ограждения, направляя к ближайшему обрыву.

«И ты тоже её любишь, да ведь?» - обрезал пути отступления дед.

Рёгины глаза наполнились слезами, он не мог шевельнуться. Он был изваянием. Он был оленем в свете фар, ожидающим когда грузовик прикончит его.

«Я так понимаю, это "да"» - добил дед. «Ну, сынок, что же нам со всем этим делать?»

Рёгины мысли заскочили в проезжавшую машину, которая продолжала наматывать круги вокруг его черепушки. Они вывернулись из-под контроля, и ванная начала кружиться.

А, это даже слишком просто – подумал дед. «Я вижу. Она любит тебя, а ты любишь её. Ну, так» - он вытащил из кармана, и вложил в рёгину руку маленькую коробочку - «что же не попросишь её выйти за тебя»

Рёгины мысли врезались в подпорную стенку, и взорвались. Им понадобилось несколько мгновений, чтобы оправиться. Дым начал рассеиваться, и он увидел Акари. Она протягивала к нему руки.

«Выйдешь за меня?» - мягко произнёс Рёга. Всё ещё не оправившись от полного разрушения своего разума.

Акари - которая и правда сидела перед ним, протягивая руки – была вне себя от радости. Её глаза превратились в сердечки, и она проворковала: «Да! Я выйду за тебя, Рёга. Это было так мило, так мило - как свинья»

Рёга немедленно вернулся к реальности. Первое, что он увидел – Акари, берущая из его руки ювелирную коробочку, и открывающая её. Она сказала: «Ох Рёга! Оно прекрасно!»

Рёга гадал, что же именно там такое прекрасное. Он увидел, как Акари надевает на палец обручальное кольцо. Рёга не знал, вскочить ему и убить деда, или просто съёжиться и умереть.

Акари любовалась кольцом на своём пальце. Это было простое кольцо с простым камнем.

Дед думал – жаль, что не хватило денег на бриллиант, но кубический цирконий тоже ничего.

Рёга просто сидел, впитывая всё это. Акари сидела, уставившись на Рёгу глазами в форме сердечек. Рёга мог вживую видеть маленькие сердечки, пузырьками разлетающиеся от её головы. Рёга просто растаял при виде красоты перед ним, и стены рухнули. Он потянулся к своей новой невесте, и обнял её.

«Ну, сынок, похоже, ты больше не пропащая душа» - дед встал, и направился к выходу из ванной. Он собирался лелеять этот момент в памяти до конца своих дней.

Рёга встал: «Эй, кто сказал, что я пропащая душа!»

Дед развернулся, и улыбнулся нехорошей ухмылкой, при виде которой дьявол позеленел бы от зависти. «Лучше прибереги его для медового месяца» - он подмигнул, и вышел.

Рёга был озадачен этим замечанием. Акари рассмеялась, и Рёга заметил, что полотенце свалилось, и он голый.

Он съёжился, но не умер. Он только желал быть мёртвым.


* * *

Луна, Артемис и Рей проводили чтения в огне уже несколько дней. Они не разглядели ничего действительно полезного. В огне были лишь всё те же картины полного хаоса.

Рей была готова опустить руки. «Давайте позовём Сецуну. Может, она сможет чем-нибудь помочь»

Луна и Артемис согласились. Они вызвали Сецуну по коммуникатору, та сказала, что придёт. Они надеялись, что, может быть, вместе смогут разобраться.

* * *

В Долине смерти в Калифорнии, в зоне номер четыре по карте капрала Гонсалеса, четыре Сэйлор Сэнши практиковались в координированных атаках на враждебные скальные выступы. Сан и Венера атаковали сверху, а Юпитер и Ио - с фронта.

Двум парам Сэнши понадобился час чтобы научиться рассчитывать свои атаки так, чтобы бить одновременно, для максимальной эффективности. Когда СэйлорСан решила, что они достигли достаточной слаженности, она поменяла состав пар: Сан и Венера в одной, Ио и Юпитер – в другой.

Они выбрали новую группу валунов и продолжили тренировку в координированных атаках. На этот раз им понадобилось лишь десять минут, чтобы добиться синхронности. Венера и Юпитер были несказанно рады тому, как новейшие Сэнши помогают всей команде. Венера и Юпитер чувствовали, что теперь любая йома, посмевшая высунуть нос, была бы поджарена в секунды.

Венера послала свой Криснт Бим почти в упор, едва не угодив в зону поражения Сирин Плазма Бласт СэйлорСан. «Не перебарщивай с самоуверенностью!» - проинструктировала её Сан.

Ио, услышав этот комментарий, взорвалась смехом. Она прервала свой тренировочный бег, и рухнула на землю.

«Чего такого смешного?» - спросила СэйлорВенера.

«Сан, вот чего! Самоуверенность – её второе имя!»

СэйлорСан возмутилась, и показала свою боевую ауру. Она свирепо протопала к Ио. «Возьми свои слова обратно!»

«Но это правда!» - Ио слегка успокоилась, но всё ещё хихикала.

«Нет, неправда!» -  начала закипать Сан.

«Нет, правда!» -  наслаждалась реакцией Ио.

«Томбойка!» - прорвало Сан.

«Извращенец!» - начала втягиваться Ио.

«Противная!» - Сан миновала предел прочности терпения Ио.

«Трансвестит!» - Ио знала, что для Сан это уже слишком.

Венера и Юпитер смотрели, как две Сэнши обмениваются оскорблениями. «Надеюсь, у меня никогда не будет друга, который так бы ко мне относился» - заметила СэйлорЮпитер.

«Я вот думала об Ио, она иногда может всерьёз рассвирепеть. Как Сан с ней уживается?» - задумчиво произнесла СэйлорВенера.

Сан и Ио уже перешли к обмену ударами. Они ограничивались Ки-атаками и боевыми искусствами. Сан перекинула Ио через плечо. Ио приземлилась на ноги, и толкнула Сан ладонями в спину, сбив её на землю. Ио достала свою знаменитую Ки-колотушку, и расплющила Сан. «Мелкий огненный паразит!»

СэйлорЮпитер и Венера поглядели друг на друга, и разом произнесли: «Должно быть, это любовь»

* * *

Джюбан, вспышка – и Сан с Ио стоят у себя в гостиной. Сан отпустила Ио, и во вспышке исчезла. Ио придётся подождать, пока муж вернётся. СэйлорСан уже была немного натренирована в телепортациях, и теперь была способна выполнять их, не теряя потом сознания. Она будет какое-то время занята, поскольку всё ещё могла переносить только по одному пассажиру за раз, а ей нужно было вернуть Венеру и Юпитер домой вовремя, чтобы они успели в школу.

СэйлорИо ушла в их общую спальню. Она собиралась превратиться обратно в Саотоме Аканэ, когда взглянула на себя в зеркало. «Противная, говоришь. Хе!» Ио отрастила свои волосы обратно до той длины, какими они были прежде, чем началась вся эта история. Ей нравилась коротенькая стрижка, которую она носила какое-то время назад, но Ио чувствовала, что предыдущий стиль выглядел естественнее. Она выглядела замечательно. Её руки и ноги были сплошными мускулами. Усиленные тренировки и поднятие тяжестей сделали из неё страшного противника – что в человеческой, что в Сэнши форме. СэйлорИо и правда нравился её сейфуку, и как он на ней смотрелся, её жёлтая юбочка, её голубые банты и золотая диадема. Ей это всё и правда нравилось

Вспышка возвестила о прибытии её мужа, женщины на полставки. Она услышала звук падения тела на пол. Ио вышла в гостиную, и увидела Сан, свернувшейся калачиком, и опять спящей. «Ну, у тебя уже лучше получается. Ах да, и я не противная!»

При этих словах СэйлорСан рывком проснулась. «Противная»

«Не противная!»

«Посмотри на себя, томбойка! Ты в этом сейфуку смотришься просто глупо!» - Сан всё ещё кипела после свары.

Ио была совсем не рада, что её одежду так оскорбили. «Ну и ладно, если ты так думаешь!» - она в классическом стиле выпнула СэйлорСан из окна. «И назад не возвращайся!»

СэйлорИо была в ярости. Да как она посмела! Гррр!!! Ио пришла в себя, и бросила взгляд на часы. «Я же в школу опоздаю!» - Ио в рекордные сроки превратилась в Аканэ, оделась, и унеслась в школу.

Мгновения спустя, в комнату телепортировалась СэйлорСан. Она стряхнула с себя ветки дерева, и превратилась обратно в Ранко. Ванная, тёплая вода, смена одежды – и вот уже Ранма несётся в школу, на встречу со своей отметкой о наказании.


* * *

«Ну-ну-ну, Саотоме-сан, как мило с вашей стороны почтить нас своим присутствием» - сказала Хинако-сенсей.

Ранма поник на своём стуле, думая про себя: «Нет, пожалуйста, только не она. Почему именно она?»

Аканэ ухмылялась от уха до уха. Сегодня даже Усаги умудрилась успеть вовремя. Хинако сегодня будет играть с Ранмой.

«Буду ждать вас для наказания завтра, Саотоме-сан» - прощебетала Хинако-сенсей.

Ранма повернулся к Аканэ, та в ответ показала боевую ауру. Ранма увидел, что его травят со всех сторон. Лучше найти, где переночевать сегодня, пока она не остынет.

«О, я чувствую боевую ауру» - Хинако вытащила из кармана пятиеновую монетку. Аканэ мгновенно убрала боевую ауру, села прямо, и превратилась в образцовую гражданку.

Усаги спросила: «Да что с этой пятиеновой монеткой?»

Ранма ответил «Позже расскажу»

Хинако-сенсей прощебетала: «В классе не разговаривать. Теперь откройте учебники...»

* * *

В обеденное время Ранма позвонил матери. «Мам, мы с Аканэ немного поссорились - ничего, если я приду переночевать?»

Нодока была не рада таким обстоятельствам, но приветствовала любой повод повидаться с сыном. «Конечно, Ранма. Увидимся вечером»

* * *

Этим вечером Ранма использовал свою способность к телепортации СэйлорСан чтобы попасть в старшую школу Фуринкан. Он бродил по пустынным коридорам, глядя на жизнь, что оставил позади. Он гадал, почему эта жизнь словно не хочет отпускать его. Сначала появляется Хаппосай, теперь вот Хинако-сенсей. Он желал, чтобы всё это безумие оставалось в Нериме, где ему самое место. Теперь у него была новая жизнь, новая судьба. Старые дела должны просто остаться в прошлом.

Он шёл в сторону Тендо додзё, путь был привычный. Точь-в точь, как в старые времена. Как Ранма ни хотел выбросить прошлое из своей жизни, с ней была связана уйма приятных воспоминаний. Он остановился перед "У-чян". «Ммм... Еда!.» - ранмин желудок перехватил управление на себя, и он оказался внутри.

В окономиячной было пусто, был поздний вечер, и Конацу с Укё убирались, закрываясь на ночь. Укё увидела Ранму, и замахала ему. «Эй, Ран-чян! Что тебя сюда занесло?»

«Да шёл маму навестить, просто проходил мимо» - он понюхал воздух - «Не могу устоять перед твоей готовкой» - Ранма улыбнулся.

Укё ухмыльнулась до ушей: «Значит, сегодня Аканэ готовит? Так, значит? Хочешь НАСТОЯЩЕЙ домашней еды?»

Ранма сел на табурет: «Можно и так сказать.» Конацу подал ему стакан воды и салфетки.

«Что будешь? Как обычно?»

«Как всегда.» Он отхлебнул воды. После прогулки хотелось пить.

Укё достала тесто, и начала готовить. Конацу, стоя рядом с Ранмой, слегка поклонился, и тихо спросил: «Ну, Ранма, каково это – быть СэйлорСан?»

Ранма поперхнулся водой, и сверзился на пол.


 

~ конец 7-й главы ~

 

Ребекка Энн Хейнемэн, 5 октября 2002.
переведено на русский 11 июня 2005.

Следующая глава}