Cheb's Home Page
 
 
 
Orphus system

Cheb's Home Page

Главная
Cheb's Game Engine Косметическая подтяжка Quake II
Штошник на ушах
 

 

Сэйлор Ранко:
Ограниченный Кругозор

Глава 9: Поцелуйтесь и помиритесь



Ранма 1/2 - собственность Румико Такахаcи. права на публикацию принадлежат VIZ в США, Shogakukan в Японии и Сакура-пресс в Российской федерации. Сэйлормун - собственность Наоко Такеучи. Права на публикацию принадлежат Kodansha Ltd в Японии и Mixx Entertainment в США. Персонажи "Терминатора" созданы Джеймсом Кэмероном. Прочие персонажи принадлежат соответствующим владельцам. Моя цель - почтить этих создателей и их работы, а не посягать на их авторские права.

* * *

Хотару была посреди запустения, ночью. Город вокруг неё лежал в руинах. В отдалении бушевала битва. Она слышала, как странные звуки выстрелов становятся ближе. Стрёкот электрических роторов от пролетевшей над головой машины заставил Хотару заткнуть уши, и броситься на землю. Прожектор шарил вокруг, разыскивая её. Она знала, что этой вещи над головой надо бояться. Она была одна. Ночное небо освещали вспышки далёких разрывов. Она была в ужасе. Они забрали её родителей. Они уже шли за ней.

Хотару проснулась, плавая в поту. Она закрыла лицо руками, и просто вытолкнула сон из своего сознания. Она желала спать, как нормальные дети. Образы покемонов и Барби – вот, чем должны были быть заполнены её сны. Поле битвы – не место для четырнадцатилетних девочек.

Сецуна была в одной комнате с Хотару. Она спросила Хотару про её сон. Поначалу Хотару не хотела говорить о нём, но Сецуна уверила её, что ничего страшного случиться не должно. Хотару в деталях рассказала всё, что она видела, что надвигалось на них.

Сецуна поцеловала Хотару, пожелав спокойной ночи, и подоткнула ей одеяло. Она закрыла дверь комнаты Хотару, и ушла к себе в спальню. Сецуна закрыла и заперла дверь своей спальни, и села на кровать.

Она так и сидела, уставившись в пространство. «Это неправда. Пожалуйста, пусть это будет неправда» - прошептала она, и тихо зарыдала.

* * *

«ДОКЛАД: ЗАВОД №19 ТАЙБЭЙ, ТАЙВАНЬ – ГОТОВНОСТЬ»

«ДОКЛАД: ЗАВОД №20 ХУАРЕС, МЕКСИКА – ГОТОВНОСТЬ»

«ДОКЛАД: ЗАВОД №21 ИТАБАСИ, ЯПОНИЯ – ГОТОВНОСТЬ»

«ДОКЛАД: ЗАВОД №22 МИНСК, БЕЛАРУСЬ – ГОТОВНОСТЬ»

«ДОКЛАД: ЗАВОД №23 ВАЛЕНСИЯ, КАЛИФОРНИЯ – ГОТОВНОСТЬ»

«КОМАНДА: НАЧАТЬ ПРОИЗВОДСТВО ВООРУЖЕНИЙ НА ЗАВОДАХ №№19-23. МАКСИМАЛЬНАЯ ЗАГРУЗКА МОЩНОСТЕЙ»

* * *

Умино всегда был счастлив быть с Нару. Каждый раз, когда они были вместе, мир казался ему замечательным местом. Нару была далеко неравнодушна к Умино, и они решили пройтись вечером по парку. Умино начал: «Ох Нару, мне так хорошо здесь с тобой»

«Правда?» - Нару была счастлива. У Умино не очень-то хорошо получалось быть романтичным. Она придвинулась ближе, и на ходу взяла его за руку.

Умино покраснел, но потом улыбнулся. Это было лучшее время в его жизни. «Так что ты делаешь завтра вечером?»

«Мне надо заниматься. У меня скоро тест по математике, надо получить очень хорошую оценку, потому что этот тест составит треть моих суммарных баллов» - Нару ненавидела математику.

«Я могу зайти, и помочь тебе учить» - оживился Умино, он-то математику любил.

«Правда? Вот спасибо, а то мне надо серьёзно поработать над этими вопросами по геометрии. Мне так трудно даются площади фигур» - для Нару проблеснула надежда, что она теперь не завалит этот тест.

«Площади фигур? Это просто – вычисляешь ширину и высоту, потом просто перемножаешь их, и вычитаешь из результата все неиспользованные области. Число Пи нужно для вычисления площади круга. Я могу показать» - Умино был в своей стихии.

Нару совершенно не поняла ничего из сказанного Умино. Но он, по крайней мере, собирался помогать ей с основными понятиями – этого было достаточно. «Это тебя точно не затруднит?»

«Совсем не затруднит. Наше приключение завтра не состоится, я свободен»

«Приключение? Ты опять играешь в эту компьютерную игру?» - забеспокоилась Нару: Умино проводил уйму времени в Интернете.

Умино гордился своими достижениями в играх: «Ты имеешь в виду Дип Дарк Донжон? Нет, больше нет. У меня там был друг, с которым я часто играл, но потом он нахамил, и исчез»

«Нахамил?» - Нару стало любопытно. Умино очень редко отзывался о людях плохо.

«Да, он хотел узнать ненавижу ли я негров и евреев. Сам на себя вдруг стал не похож. Наверно, у него была тёмная сторона»

«А кто это был?»

«Он называл себя Сталкером. Хотя после того, как он ушёл в оффлайн, я послал ему по электронной почте письмо, сказав, что это было очень невежливо – но письмо вернулось обратно с сообщением, что нет такого адреса. Я пытался его найти, но он как будто никогда не существовал» - Умино припомнил своего так называемого друга, и понял, что даже не знал настоящего имени Stalker'а.

Двое голубков подошли к дому Нару, и направились внутрь. Умино получил лёгкий поцелуй в щёчку, и вошёл в дом с сердечками в глазах.

* * *

Рёга был страшно зол на деда Акари. Он хитростью заставил Рёгу сделать Акари предложение. Рёга не чувствовал себя готовым к подобного рода обязательствам, и всё же дед сыграл на нём, как на скрипке. Рёга просто сидел на бревне, и обдумывал своё положение. Он наконец-то понял, как должен был чувствовать себя Ранма, узнав о своей помолвке с Аканэ.

Но для Рёги это было по другому. Рёга не возражал против помолвки с Акари. Она ему очень нравилась, и они действительно ладили. Между ними не было ссор, как у Ранмы и Аканэ. Рёга не мог припомнить даже одного дня, когда Акари была бы зла на него. Она просто лучилась оптимизмом и счастьем.

Рёга молча вознёс молитву. Он хотел, чтобы это никогда не кончалось. Он пожелал никогда не проснуться от этого сна.

* * *

Капрал Гонсалес подъехал к зоне номер два, проверять камеры. Ведя свой джип, он заметил дым, поднимающийся из пустынной долины впереди. Он подумал: «Долго ждать не пришлось»

Он поставил машину в удобном месте, подошёл к каждой из камер, и извлёк кассеты с плёнкой. Две камеры слегка пострадали, а на одной были явственные следы огня. Он взял свою собственную камеру, и запечатлел ошмётки кактусов и ржавый автомобиль, который раньше сам привёз сюда в качестве приманки. Он сравнит снимки до и после, чтобы оценить силу разрушений. Гонсалес улыбнулся. Буксировка этой машины сюда обошлась ему в сотню долларов, но вид новых повреждений на ней окупал всё до копейки.

Несколько часов спустя он уже получал снимки из проявки. При взгляде на них его потрясение было полным. Девушка в красной мини-юбке швыряла плазменные заряды как баскетбольные мячи. Он засомневался, куда отсылать снимки – своему начальству, или в телепередачу "Верю – не верю".

Он рассортировал фотографии – большинство показывали одни лишь нанесённые повреждения, или вообще ничего. Некоторые были не в фокусе, но примерно на двадцати была невысокая рыжая девушка лет примерно восемнадцати. То, как она была одета, озадачивало больше всего. Он ожидал, что тот, кто будет практиковаться на полигоне, будет одет по крайней мере хоть в майку пустынной раскраски - не в кричаще яркий костюм, который в бою был бы замечен моментально.

Он откинулся на стуле. Он подумал, что это конец его карьеры. Это могла быть работа сержанта - тот мог подговорить свою подружку позировать, и состряпать снимки. Гонсалес обдумал эту возможность, и решил, что фотографии настоящие. Это всё тянулось уже слишком долго, и нанесённый камням урон был реален. Это всё не могло быть подставой - он тогда нашёл бы какой-нибудь изъян в свидетельствах.

Он решил воспользоваться шансом, который или вознесёт его, или поломает ему карьеру. Он снял трубку, и набрал номер ФБР.

* * *

Аканэ проснулась от звука ломающейся ветви дерева за окном. Она встала, поглядела наружу, и ничего не увидела. «Этот придурок!» - подумала она - «Почему он всегда так меня достаёт?»

Она поглядела на пустую половину их постели, и пожелала, чтобы Ранма был здесь. Её гнев постепенно утихал. Она даже не знала, почему всё ещё была зла на него. Она просто так привыкла разъяряться, что сперва стреляла, а потом уже задавала вопросы. Это было в её натуре.

Аканэ подумала о их ссоре, и о том, как Ранма оскорбил её внешний вид. Она провела уйму времени отращивая волосы до их прежней длины, и заботясь о своём теле. И после всех этих усилий всё, что он сказал – что она глупо выглядит. Аканэ знала, что выглядит превосходно. Почему Ранма продолжал так опускать её?

Она надеялась, что с Ранмой всё в порядке. Она знала, что он завтра будет в школе – может быть, тогда она его увидит. Как она ни старалась внушить себе обратное, она по нему скучала.

* * *

Рей уже уходила в школу, когда увидела, как Ранма льёт тёплую воду себе на голову. «Знаешь, раньше или позже тебя обольют в школе, и у народа возникнут вопросы»

Ранма вздохнул. «Ну, в Фуринкане все просто приняли это. Но опять, Джюбанская школа гораздо нормальнее. Не знаю, смогут ли они переварить»

«А что насчёт уроков плавания? Ты будешь очень забавно смотреться, когда превратишься в девушку» - в голове у Рей промелькнул образ голой по пояс Ранко посреди бассейна. Она залилась смехом.

«Не смешно!» - Ранму это совсем не забавляло. Он обхватил голову руками. «Ладно, мне просто надо придумать, как сообщить всем эту новость»

«Ну, пока что тебе везло. Не стоит и дальше испытывать удачу» - Рей унеслась в школу. Ранма быстро последовал за ней.

* * *

Ранма добрался до школы с большим запасом времени. Он хотел проверить, может Аканэ тоже придёт в школу пораньше, и он тогда сможет поговорить с ней. Он чувствовал себя очень виноватым из-за того, что ранил её чувства.

Удача этим утром была на стороне Ранмы. Аканэ пришла в школу рано. Когда она приблизилась к дверям, Ранма окликнул её: «Эй, Аканэ! Погоди!»

Аканэ поглядела на Ранму, и сдержала рвавшуюся наружу улыбку. Она была счастлива, что он был здесь, но хотела, чтобы первый шаг сделал он. «Да?»

Ранма лишь стоял, и смотрел себе под ноги. «Ээ, насчёт вчерашнего...»

«Да?» - замерла в ожидании Аканэ.

«Я... я сожалею, что ты томбойка» - выдавил Ранма, затем понял, что совершил большую, жирную ошибку. Он попытался исправить её. «То есть я это...»

«ЧТО?! АХ ТЫ, ПРИДУРОК! РАЙЦУЙ ДАН!(прим. 9-1)» - выкрикнула Аканэ. Она всадила в Ранму Ки-разряд, отшвырнув его через весь двор, и впечатав в фасад школы.

Хинако, у Аканэ за спиной, встала в позу, воздев зажатую между пальцев пятиеновую монетку: «Хаппо Го-ен Сацу!» - она сделала рукой круговое движение, и начисто высосала боевой дух Аканэ. Хинако в своей взрослой форме высилась над усохшей тушкой Аканэ. Она бросила на неё полоску с записью о наказании. «Встретимся на дополнительном занятии, вы сегодня остаётесь после уроков, Саотоме-сан»

Хинако подошла к расплющенному Ранме, и отодрала его от стены. «Ты и правда умеешь найти подход к женщине. Не забудь, у тебя сегодня дополнительное занятие после уроков»

Ранма только и смог пробормотать несколько слогов. Он был уверен, что везение этим утром на его стороне он просто не подумал, что это может оказаться его обычное "везение".

«Уроки начинаются через пять минут. Не опоздай» - Хинако взглянула на часы. «Пять. Четыре. Три. Два. Один» - она повернулась к воротам, и увидела, как подъезжает машина Цукино. Оттуда выгрузилась сонная Усаги, и направилась к школе.

Хинако-сенсей гордилась собой. Долгий разговор с матерью Усаги принёс свои плоды. Теперь юная Цукино будет регулярно посещать занятия. Хинако осталось разобраться только с Кино Макото.

* * *

Пришло время обеда, Ранма сидел под своим обычным деревом. Ами, Усаги, Рей, Макото и Минако собрались вокруг него. Усаги заявила Ами, что после школы собирается взять Ранму в поход по магазинам. Ранма пытался заставить Усаги молчать о том, что они собирались покупать – поскольку был сейчас парнем – но Усаги всё равно проболталась: «Мы покупаем Ранко бюстгальтер!»

Ранма, словно робот, поднялся, подошёл к фонтанчику для питья, и плеснул на себя. Она вернулась, и села обратно с выражением страшного унижения на лице.

Ами поглядела на Ранко. «Знаешь, это очень удобный трюк – иметь возможность так вот превращаться»

«Пожалуйста, ждите, когда я стану девушкой, прежде чем трепаться о покупке мне лифчика» - Ранко сидела, смиряясь с судьбой.

«Да, Ранко, ты и в класс так пойдёшь?» - спросила Рей.

«А какой смысл сопротивляться?» - Ранко откинулась на спину, и легла в траву. Она поглядела в небо, и увидела Аканэ.

Аканэ ответила взглядом, который мог бы заморозить пламя. «Привет, Ранко. Спасибо за наказание»

Ранко рывком села. «Ээ.. Ээ...»

Рей уставилась на Ранко злым и разочарованным взглядом. «Что ты на это-то раз натворила, Ранко?»

«Я не это имел в виду, Аканэ! Клянусь!» - плечи Ранко поникли, она повесила голову - «Я правда не это хотел сказать»

«Тогда почему сказал?»

«Мне очень жаль» - она подняла взгляд на Аканэ, и взмолилась: «Пожалуйста, прости меня. Я не это имел в виду»

«Как я могу тебя простить, когда твои извинения – одно оскорбление!» - Аканэ извлекла колотушку, и держала её наготове.

«Если тебе от этого станет легче» - Ранко расслабилась, и ждала удара колотушкой.

Рей вклинилась: «Разве ты не видишь, что она пытается с тобой помириться, Аканэ?»

«Она сказала, что она сожалеет, что я томбойка!» - Аканэ не сводила свирепого взгляда с Ранко, ожидая лишь повода чтобы ударить.

Рей закрыла лицо руками. «Ранко, когда ты наконец научишься затыкаться вовремя?»

«Я сожалею, что я... Я люблю тебя, Аканэ» - Ранко поняла, что опять ляпнула не того.

«Ты сожалеешь, что любишь меня?! АХ ТЫ!..» - Аканэ получила свой повод, и замахнулась колотушкой.

«Хаппо Го-ен Сацу» - сказала Хинако-сенсей, и Аканэ свалилась, высосанная.

Остальные девушки потрясённо смотрели, как Аканэ падает на землю словно лист. Макото вытащила свою хеншин-палочку. Ранко увидела, что та собирается сделать: «Макото! Нет!»

Макото поняла намёк, убрала хеншин-палочку, и прыгнула на Хинако-сенсей, намереваясь свалить ту ударом ноги.

«Хаппо Цурисен Лайтинг!(прим. 9-2)» - Хинако-сенсей послала в Макото разряд энергии, впечатав её в дерево.

«Да! Я её подловила!» - радостно плясала двенадцатилетняя Хинако-сенсей. «Ты наказана! Ты наказана!» - она извлекла полоску с записью о наказании, и прилепила её к спине Макото. Та всё ещё была намотана на дерево.

«Ранма, напомни пожалуйста Макото остаться после уроков - она наказана» - Хинако весело ускакала.

Минако водворила отвисшую челюсть на место: «Кто – или что – это было?»

Рей заметила: «Она назвала тебя Ранмой, она что – тебя знает?»

Ранко хотелось оказаться где-нибудь подальше отсюда. «Это моя старая учительница по английскому из Фуринкана. Её зовут Ниномия Хинако. Она владеет приёмом, который позволяет высасывать боевой дух. Она не йома»

Минако ахнула: «Такое можно делать при помощи боевых искусств?»

«Ну, если честно, только она может. Её организм был изменён, когда она была ещё маленькой. Думаю, именно поэтому она выглядит, как маленькая девочка. Верь мне, она на деле взрослая»

Макото застонала. Ранко поднялась на ноги, сняла её с дерева, и бережно уложила на траву.

Аканэ прошептала: «Ты что делаешь?»

Ранко обернулась к ней: «Эй, я ей просто помогаю. Она не привыкла получать от Хинако. Может, вы поможете Макото, а?» - Ранко поглядела на остальных девушек. Они подошли, и стали помогать привести Макото в чувство. Ранко переместилась к Аканэ, и взяла её к себе на колени.

Аканэ была не в том состоянии, чтобы что-то предпринимать. Высасывание боевого духа оставляет человека в зомбиподобном состоянии, неспособным двигаться. «Теперь, когда ты можешь меня выслушать...» - вздохнула Ранко. Она тщательно обдумала свои слова. «Я сожалею» - Ранко начала перебирать пальцами волосы Аканэ. Затем мягко коснулась её лица, и почувствовала теплоту и любовь, которые в первую очередь и привлекли её к Аканэ.

Кто-то, проходивший мимо, взглянул на Ранко, и пробормотал: «Извращенка!»

«Сам такой!» - ответила Ранко.

Ранко снова сосредоточила внимание на Аканэ. Она поглядела в глаза той, которую любила. Она продолжила: «Со словами я управляюсь просто ужасно. Ты знаешь. Я не хотел обидеть тебя. Я сделал это потому что я.. я...» - Ранко очень не хотелось этого говорить. Но она должна была - «Я идиот. Пожалуйста, прости меня за мою глупость»

Она вспомнила то первое оскорбление, с которого начались все беды. «Ты прекрасно смотрелась в сейфуку, Аканэ. Мне хотелось бы самому так хорошо в нём выглядеть»

Аканэ смогла улыбнуться.

Ранко подняла взгляд на остальных девушек, они смотрели на неё с сердечками в глазах. Они наслаждались мыльной оперой. «Не может кто-нибудь принести мне горячей воды?»

Они начали переглядываться, надеясь, что кто-нибудь вызовется сходить за водой, чтобы остальные не пропустили представление. Рей встала: «Я принесу» - она направилась в сторону кафетерия, бормоча на ходу: «Блин, а я-то надеялась, что она так в класс и пойдёт»

Ранко уже минуту сидела, обнимая Аканэ. «Я совсем не хотел ранить тебя своими словами»

Рей вернулась с чашкой горячего чая. «Вот чай, это сработает?»

Ранко взяла чашку и продемонстрировала, что горячий чай работает.

Он поглядел на жену, и обнял её. Глаза Ранмы набухли слезами. «Я люблю тебя, Аканэ. Никогда не забывай это. Я не могу себе представить жизни без тебя. Ты знаешь, я бы отдал её за тебя. Ты знаешь, через что мы прошли. Не позволяй моим словам... Ммм... Лучше мои действия покажут мою любовь к тебе. Пожалуйста. Я не могу без тебя. Я люблю тебя»

Аканэ слегка напряглась: её тело начинало отходить от эффектов высасывания. «Я тоже люблю тебя» - она поднялась, и поцеловала его в губы.

«Ааааааах....» - прозвучала толпа зрительниц.

Ранма сказал: «Думаю, мужчине можно разок заплакать»

Аканэ согласилась.



 

~ конец 9-й главы ~

 

Ребекка Энн Хейнемэн, 4 октября 2002.
переведено на русский 27 июня 2005.

Примечания переводчика:

Прим. 9-1: "Райцуй Дан" - в оригинале "удар громового молота" ("thunder Hammer Strike"). Адаптация - моя, не пинайте сильно, если что не так.

Прим. 9-1: "Хаппо Цурисэн Лайтинг" в англ. версии известен как "happo no-yen coin return"

Следующая глава}