Cheb's Home Page
 
 
 
Orphus system

Cheb's Home Page

Главная
Cheb's Game Engine Косметическая подтяжка Quake II
Штошник на ушах
 

 

Отмазка: Ранма 1/2 - собственность Румико Такахаcи. права на публикацию принадлежат VIZ в США, Shogakukan в Японии и Сакура-пресс в Российской федерации. Сэйлормун - собственность Наоко Такеучи. Права на публикацию принадлежат Kodansha Ltd в Японии и Mixx Entertainment в США. Моя цель - почтить этих создателей и их работы, а не посягать на их авторские права.

Сэйлор Ранко

Написано Fire (e-mail, веб-сайт)

Под редакцией Ребекки Энн Хейнемэн

Глава вторая
Жизнь сенсея

Ферма была пыльной. Рёга отмахнулся от мух, и поглядел на парня. Хорошо, что во время странствий он имел возможность изучить языки: где бы он сейчас ни был, но тут говорили на английском.

— Не подскажете, как попасть к Танака додзё на Хоккайдо?

Мужчина какой-то момент смотрел на него пустым взором. Поглядев на окружавших их овец, он почесал голову:

— Ну, Джим живёт в 300 ке к северу. Но я не знаю никого по имени Танака. Адрес у тебя есть?

Рёга достал клочок бумаги, покрытый пятнами соевого соуса и рисунками, которые словно малевал трёхлетка куском угля, и прочитал ему адрес. Мухи тут и правда были лютые – Рёга прихлопнул одну прямо на карте, где стало одним пятном больше.

— Ну, приятель. Я б сказал, ты промахнулся всего на несколько тыщ ке. Попробуй идти на северо-запад, восемь или десять тыщ ке. Попадёшь куда надо.

Фермер смотрел, как черноволосый японец уходит на восток. Тоже неплохая идея. Может, в городе на самолёт сядет, или ещё чего.(6)

* * *

Два дня спустя Ранма поглядел на Аканэ - они только начали утреннюю тренировку - и покачал головой. Мияги-сенсей уже неделю пытался заставить его тренироваться с Аканэ как следует, но Ранма всё ещё не нанёс ни одного серьёзного удара. Аканэ, как и следовало ожидать, день ото дня злилась всё больше и больше. Прошлым утром Мияги-сенсей сказал, что им надо разобраться со своими проблемами, прежде чем он продолжит учить их. После этого он ушёл досыпать.

Каждое утро они проводили за спаррингом. Точнее, Аканэ проводила два часа, безуспешно пытаясь попасть по Ранме, а Ранма проводил два часа уворачиваясь. Уже было похоже, что и это утро пройдёт так же – но наконец, через пятнадцать минут после начала, Ранма поднял руку в знак перерыва. Аканэ слегка удивилась. Она знала, что Ранмы ночью не было: наверно, дрался, судя по тому, как он с утра берёг свой левый бок.

— Ты в порядке, Ранма? Какой-то ты напряжённый.

Ранма не обратил на эти слова внимания, и сурово поглядел на неё:

— Аканэ, ты знаешь, почему я ни разу тебя не ударил?

Она свирепо нахмурилась в ответ:

— Да, знаю. Ты не любишь бить девушек. Но Ранма! Я же не фарфоровая. Я тоже знаю боевое Искусство. Пока ты не появился, я целых шестнадцать лет себя отлично защищала. Думаю, уж пару-то ударов на тренировке я могу вынести.

— Аканэ... Я... Не знаю, как сказать, но... Но я не хочу чтобы тебе было больно...

— Я не ребёнок, Ранма! Я могу о себе позаботиться, дурак!

— Я не это имел в виду, противная томбойка! Эй! Погоди! Убери колотушку! УЙ! ПОГОДИ!

Когда Ранма извлёк себя из земли, он поднял взгляд на разгневанную Аканэ, и попробовал снова:

— Пожалуйста, не бей меня на этот раз, нам просто надо... поговорить. Аканэ, я... я правда не хочу, чтобы ты пострадала. Мы живём в суровом мире. Мы оба знаем, что я дерусь лучше тебя. Убери колотушку! Я не пытаюсь тебя оскорбить, это просто правда. Но Аканэ, прошлой ночью была большая драка, и... в общем, смотри.

Ранма закатал рубашку и повернулся, чтобы дать ей рассмотреть свой левый бок. Почти от пояса и до самой подмышки это был один сплошной синяк. Ранма был рад, что Аканэ не получила такого же вводного курса в йома как он. Иначе бы она точно догадалась, в каком бою можно получить такие ранения. Что больше всего поразило Ранму - так это каким небольшим было повреждение. Когда зверюга врезала ему (ей), то просто вбила в землю. Он знал, что у него было сломано по крайней мере два ребра. Только его собственная невероятная способность к исцелению, совместно с магической силой Сэйлор Сэнси, позволили ему отделаться так легко.

Когда Аканэ закончила охать и причитать над ним, он опустил рубашку:

— Это просто синяк. Ничего страшного, бывало и хуже. Но когда это случилось со мной, я поклялся, что, пока это будет в моих силах я не позволю подобному случиться с тобой.

Аканэ зарычала:

— Я тебе уже говорила, Ранма: ты не можешь всё время меня защищать. Я тоже драться умею!

Он кивнул, и повесил голову:

— Ты права. Я... я тоже понял, что не могу всё время защищать тебя. И я знаю только один способ не дать этому случиться с тобой. Мне это не нравится, и мне... мне нужно, чтобы ты сама сказала мне, что согласна. Аканэ, ты мне небезразлична, правда. Вот почему мне нужно причинить тебе боль. Только так я смогу быть уверен насчёт тебя.

Аканэ посмотрела на него в потрясении. Она всегда считала его немножко извращенцем, но теперь правда выплыла наружу. Он был даже хуже Хаппосая. Ну, если Ранма думал, что сможет играть с ней в свои больные игры с истязаниями только потому, что, как он сказал, она ему небезразлична, то он напросился, так напросился!

— Ты просто больной, Ранма. Совсем больной! Если хочешь поиграть в свои садомазохистские игры - давай, иди к Шампу, ей точно понравится. Всё сделает для своего айрена! Но если меня коснёшься хотя бы одним своим извратным пальцем, Я ТЕБЯ ПРИКОНЧУ!

Ранма стоял ошарашенный, глядя, как она уходит в дом. Через секунду он побежал за ней следом:

— Нет! Стой! Всё не так! Это Мияги-сенсей сказал. Единственный способ не дать тебе серьёзно пострадать - это причинить тебе боль сейчас. Аканэ... Аканэ, ты мне правда небезразлична. Я хотел сказать, я тебя лю... Э, то есть, я должен тренировать тебя. Если я не буду, с тобой может случиться что-нибудь ужасное, А я этого не перенесу. Пожалуйста.

Аканэ остановилась ещё на середине этой тирады. Когда он закончил, она развернулась, и поглядела ему в глаза. В эти синие глаза, глядевшие на неё с заботой, страхом, и, возможно... возможно, чем-то ещё.

— Ох, Ранма. Ты это имел в виду? Ты правда хочешь меня тренировать? Как следует? Так что я и правда научусь чему-то новому?

Ранма кивнул:

— Но, Аканэ, хочу тебя предупредить. Защита у тебя отвратная. Честно. И есть только один способ улучшить её. Посмотри на меня. У меня защита превосходная. Рёга почти никогда не может по мне попасть. Знаешь, почему? Потому что когда он попадает, это действительно больно. Есть только один способ научиться. Ты можешь стоять и делать ката хоть месяц, хоть год, и защита едва улучшиться. Но... но если я буду бить тебя, больно, то уже через неделю твоя защита станет вдвое лучше. Аканэ, я бы всё сделал, чтобы этого избежать. Я не хочу бить тебя. Но я не могу быть рядом всё время. И не могу защищать тебя как хотел бы. Я знаю, ты не хочешь, чтобы тебя защищали, но без этого пока не обойтись. Пожалуйста, Аканэ, скажи, что согласна. Скажи, что не против, потому что я не могу жить в страхе за тебя.

Аканэ была тронута. Он объяснил всё почти с точностью до наоборот. Она тоже была бойцом, и хотя была не так сильна, как Шампу или Укё, но всё равно была одной из лучших. Ранма сказал, её защита станет намного лучше. И он был прав насчёт того, как сделать её лучше. Но что самое главное, Ранма предлагал ей то, в чём всегда отказывал: уважение к её способностям. Он желал относиться к ней, как к бойцу. Не как к равной ему (Ранма никогда так ни к кому не относился), но как к достойному партнёру по тренировкам.

Несмотря на сказанное им, она знала, что он сделал это из лучших побуждений: она была ему небезразлична. Он даже сказал об этом вслух. Наконец-то она знала, что он испытывает к ней какие-то чувства. Не любовь. Конечно не любовь, ведь у него было из кого выбирать - Укё, Шампу. Но теперь она узнала его уважение и дружбу, и это значило для неё так много. Наконец, она посмотрела ему в глаза. Она увидела страх – страх, что он переступил черту. Они могли быть помолвлены, но Аканэ с трудом могла припомнить случай, когда они делали друг другу что-нибудь хорошее. Ну, если честно, она помнила все эти случаи до каждой малейшей мелочи. Но чтобы он сказал о таких важных вещах сам - это было новое.

— Ох, Ранма. Конечно, я согласна. Я всегда этого хотела. Ты просто... а, неважно. Спасибо тебе.

Ранма отвёл её обратно во двор, и предупредил, что хотя будет бить осторожно, но ей всё равно достанется, и должна стараться изо всех сил. Если она не будет, он будет бить снова, пока она не отнесётся к этому серьёзно.

Аканэ кивнула, и спарринг начался. Она еле успела встать в защитную стойку, и уже была на земле, левое плечо охвачено болью.

— Ты медленно строишь защиту. Всегда следи за противником. Попробуем снова.

Ранма отступил чтобы дать ей подняться. Оказавшись на ногах, она начала поднимать руки. *ХРЯСЬ!* - У неё аж в глазах помутилось от бокового удара по голове. Когда Ранма и сад перестали вращаться, и она снова смогла видеть, он сказал:

— Держи руки повыше. Так ты сможешь блокировать удар в голову или опустить их, чтобы блокировать удар в корпус. Готовься.

Этим утром они тренировались всего час. Аканэ так и не нанесла ни одного удара, и под конец чувствовала себя грушей для битья. Когда Ранма просигналил что пора заканчивать, она согласилась и вся поникла:

— Ох, на мне живого места нет.

Ранма немедленно окружил её заботой. Она отмахнулась, утверждая что всё, что ей нужно - это горячая ванна. Когда они вошли в дом, Аканэ направилась в ванную, отмокать в фуро, а Ранма пошёл на кухню, узнать насчёт завтрака. К его удивлению, Мияги-сенсей уже был там, и завтрак был готов.

— Хмм, ты сегодня хорошо поработал. Думаю, мы сегодня пропустим твои утренние уроки по ремонту. Я должен научить тебя важным приёмам Мияги-до.

Глаза Ранмы вспыхнули. Каждый раз, когда он бил Аканэ, это причиняло ему ужасные страдания, но теперь Мияги-сенсей, наконец, начал достаточно уважать его , чтобы начать учить быть сенсеем! После завтрака Мияги-сенсей отвёл молодых людей в свою комнату, и велел Аканэ лечь вниз лицом на пол. Сев на колени возле неё, Мияги-сенсей Показал Ранме на её спине и ногах разные уязвимые точки. Он уже знал эти, но от повторения вреда не бывает... по идее.

— А теперь, вот что ты должен знать. Ни один ученик не сможет учиться, если он слишком изранен. Ни один боец не сможет победить, если он слишком изранен. Наблюдай и учись: Особые Массажные Приёмы Мияги-до!

Ранма был просто ошарашен, когда Мияги-сенсей начал демонстрировать некоторые из приёмов, сделавших доктора Тофу таким знаменитым в Нэриме.

* * *

На фронте йома положение продолжало стремительно меняться от плохого к худшему. Нападения случались не меньше раза в сутки, и в основном по ночам. И даже хорошо, что по ночам. Гораздо легче объяснить, почему ты спишь на уроке чем сказать, что тебе надо срочно покинуть класс потому что ты - одна из защитниц любви и справедливости... особенно когда ты парень.

Что беспокоило Сэнси даже больше, чем частота нападений - это частота их успеха. Вместо того, чтобы выигрывать каждый бой, Сэнси выигрывали только один из трёх. Они, конечно, были способны убить любую йома, но в последнее время гарантии успеха не было. Часто при появлении Сэнси Йома просто удирала, поджав хвост, исчезая через тот же портал между мирами, из которого появилась. Часто йома появлялась, нападала и уходила прежде, чем Сэнси успевали проснуться и прибыть на место.

Учитывая, что в большинстве случаев на одну йома хватало трёх-четырёх Сэнси (это без ненужного риска), они попытались использовать посменные дежурства. Через два дня после того, как они начали эту практику, всё рухнуло. Сэйлор Уранус, Нептун, Марс и Венера отправились на битву с йома, атаковавшей кинотеатр. Когда они появились на месте, то обнаружили, что почти у всех в кинотеатре жизненные силы высосаны. Сэнси нашли йома, и погнались за ней.

Как только они загнали её в угол, то сами попали в засаду. Полная дюжина йома выломилась из окружающих зданий. Сэнси немедленно вызвали подкрепление, и приготовились к битве. Битва была долгой и тяжёлой, на Сэнси обрушился удар превосходящих сил. Когда прибыли остальные Сэнси, на ногах оставалась только Сэйлор Уранус. Совместным усилием удалось убить одну йома и рассеять остальных. К несчастью, необходимость защищать своих товарищей не дала Сэнси продолжить преследование. Пока они разбирались с ранеными, йома исчезли.

Это было первое поражение, которое Сэнси потерпели за долгое время. Трое из них на несколько дней выбыли из строя нуждаясь в серьёзном отдыхе, все остальные были ранены. И йома сбежали почти с полным запасом похищенной энергии, потеряв лишь одну из своего числа.

Дни шли за днями, и Сэйлор Сэнси начинали чувствовать, что проигрывают войну.

* * *

Рёга был не уверен, где он оказался, но по крайней мере, снова где-то в Японии.

— РАНМА, ЭТО ВСЁ ТЫ ВИНОВАТ!!!

Если бы Ранма не похитил Аканэ, ему бы не пришлось бродить по всему свету, разыскивая её. Когда он найдёт Ранму, тому не жить. Потом он вручит Аканэ собранные за время странствий подарки. Рёга оглядел пустынную, заметил полицейского, и решил спросить у того дорогу:

— Не знаете, как пройти к Танака додзё на Хоккайдо?»

Полицейский посмотрел на него с сочувствием:

— Трудновато бывает найти, да? Ай-я яй, совсем на зады упрятали. Просто пройди вперёд два квартала, потом один налево. Не промахнёшься.

* * *

Аканэ рывком вернулась на ноги, и бросилась вперёд. Её удар попал в цель, пройдя под рукой Ранмы, и тот побелел. Отступив, она ждала, что он пойдёт в контратаку, но Ранма просто стоял на месте, хватая ртом воздух. Она объявила перерыв, и подошла помочь ему. Он попятился, не желая признаваться, как ему больно, но когда споткнулся о крыльцо, то тяжело упал и едва не потерял сознание.

Аканэ вскрикнула и позвала Мияги-сенсея. Может, тот и не был таким хорошим врачом, как доктор Тофу, но целительское искусство знал превосходно. Аканэ уложила Ранму на крыльце, и задрала ему рубашку. Она ахнула, и прикрыла рот рукой. Ранма был весь сплошь в синяках, порезах и ссадинах.

— Ох, Ранма.

Когда Мияги-сенсей присоединился к ним, он бросил на Ранму лишь один взгляд, и сразу начал проверять его рёбра. Даже знаменитый самоконтроль Ранмы не помог ему, и он вздрогнул когда Мияги-сенсей ощупал одно из рёбер.

— Хмм, Ранма, это ребро сломано. Не дерись. Не тренируйся. Оставайся дома пока оно не заживёт. Я не могу позволить тебе ходить в школу в таком состоянии. Аканэ, иди, принеси бинты

Мияги-сенсей озабоченно смотрел на Ранму. Он тренировал Аканэ, и знал, что её умения улучшаются. Он также знал, что Ранма гораздо лучше её. Достаточно было посмотреть на их тренировки. Аканэ могла бросаться на него как угодно, но попадала по нему только когда он сам ей позволял. Сначала, заметив, что Аканэ попадает по Ранме, Мияги-сенсей удивился. Потом присмотрелся внимательно. Каждый раз, как Аканэ выполняла хорошую защитно-атакующую комбинацию, или если он хотел указать ей на её уязвимость, когда она жертвовала защитой ради атаки, Ранма намеренно пропускал удар.

Но ни один из этих ударов не мог ранить его, Мияги-сенсей был в этом уверен. Ранма всегда двигался по линии удара, смягчая его. Иногда он позволял более жёсткий удар, но всегда в тщательно выбранную точку, которую Ранма (почти) явно подставлял в качестве мишени. Мияги-сенсей был воистину поражён способностями Ранмы. Что ещё больше поражало его, так это сколько ударов тот был способен вынести, когда неизбежно вызывал гнев своей невесты. День за днём Аканэ швыряла его сквозь стенку или била колотушкой, отправившей бы простого смертного на больничную койку. И всё, что она делала с Ранмой - это ненадолго оглушала его.

Мияги-сенсей не хотел бы повстречаться с тем, или теми, кто был способен нанести Ранме подобные увечья.

Аканэ возвратилась с бинтами, и Мияги-сенсей забинтовал его. Поддерживаемый ими двумя, Ранма был отведён в свою комнату. По дороге Мияги-сенсей пытался осторожно расспросить его и узнать, кто покалечил его ученика. Ранма уклонялся от ответов, сказав, что это была драка в которой он участвовал вместе с друзьями из школы. Мияги-сенсей ушёл, настояв, чтобы Ранма оставался в постели, и оставив его заботам Аканэ.

— Ранма, Как такое могло с тобой случиться? Можешь хоть мне-то рассказать? И не надо тренировать меня, пока ты не выздоровеешь.

— А, это пустяки, Аканэ. Не волнуйся, глазом не успеешь моргнуть - я уже буду как огурчик.

— Не будь идиотом, Ранма! У тебя ребро сломано и ещё два треснули. Это только через неделю заживёт. Почему, Ранма, почему? С кем ты дрался? С Рёгой? Кто мог такое с тобой сделать?

Ранма ответил смущённым взглядом:

— Нет, это не Рёга. Им бы я пол вытер в любой день недели. Я просто... просто зазевался, понятно? Я правда не думал, что кто-нибудь заметит. И во всём Токио нет никого, кто бы мог побить меня. Ты это знаешь, Аканэ.

— Тогда кто... — Аканэ побледнела. У неё начало зарождаться ужасное подозрение. — Ты же ведь не дрался с этими йома? Я же говорила, это работа для Сэнси. Ох, Ранма. Это так благородно с твоей стороны. Я знаю, ты считаешь что мастера боевых Искусств всегда должны защищать слабых, я знаю, ты любишь защищать девушек. Мне это в тебе очень нравится. Но эта работа - для Сэнси. Они владеют специальной магией, чтобы разбираться с демонами. Если ты продолжишь уходить каждую ночь, то можешь однажды не вернуться. А я этого не хочу.

Ранма обнял Аканэ когда она присела рядом с ним на колени и всхлипнула. Ему было тошно так с ней поступать. Но он не мог сказать ей, что сам был одной из Сэнси, сражавшихся с демонами, и что даже с его мастерством и магией Сэнси силы были равны. Он не мог лгать Аканэ, но мог слегка скрыть правду:

— Аканэ, знаешь что скажу. Я не буду их сам искать. Если одна из этих тварей нападёт на меня или тебя, я её в порошок сотру. А так с ними будут драться только Сэнси. Хорошо?

Аканэ воспряла духом. Она была удивлена, что смогла вытянуть из него подобное обещание.

— Ох, спасибо, Ранма, я просто иногда о тебе так беспокоюсь. Но не волнуйся за Сэнси. Я знаю, ты любишь смотреть про них в новостях, но они сильные. Они способны позаботиться о себе и о Токио. Ох Ранма, только представь себе, каково было бы быть одной из этих волшебных девушек, способных побеждать чудовищ во имя любви и справедливости?

Ранма покраснел, вдруг страшно занервничав:

— Ээ... нуу... я, типа...

Пришёл черёд Аканэ краснеть:

— Прости, Ранма. Иногда я забываю, что хоть ты и выглядишь как девушка, на самом деле ты стопроцентный парень, до глубины души. Конечно, ты не мог бы быть Сэйлор Сэнси, только девушки могут.

Ранма прошептал, так тихо, что Аканэ не услышала:

— Они сделали исключение.

* * *

Этим вечером Ранма, как всегда, пошёл заниматься с Ами. Он не понимал, как ей это удавалось но и он и Аканэ согласились с тем, что Ами умудрялась за два часа научить его большему, чем учителя за целый день. Ранма начал не просто догонять остальных. Он начал даже делать успехи в учёбе.

Они как раз углубились в новейшую историю, когда оба ощутили подрагивание своих коммуникаторов. Ранма свой игнорировал. Хоть он и знал, кто такая Ами, но она не знала о проклятии Ранмы. Сэнси всё ещё были обижены на свою новую соратницу. Когда приходила беда, она всегда была с ними. В любое другое время найти её было невозможно. Никто из них не знал о ней ничего, никто не знал, где она живёт. Когда Ами пыталась осторожно вытянуть из Аканэ информацию о её кузине, та замыкалась. Даже Ранма упомянул только о том, что он и Ранко были одинаково натренированы - но это всё. Всё, что было известно - она живёт где-то в Токио, поскольку её изредка замечали в школе, или бродящей по городу.

Ранма совершенно не удивился, когда Ами на середине занятия сказала, что ей нужно освежиться. Извинившись, Ами закрылась в туалете и активировала свой коммуникатор. Как только она скрылась из вида, Ранма активировал свой, оповещая, что он (или, как они считали, Ранко) находится в общественном месте и может слушать, но ответить не может.

Естественно, это было нападение йома. Две йома на железнодорожной станции. Работа для Сэйлор Сэнси!

Ранма вырубил коммуникатор. В том, что он знал, что Ами - одна из Сэнси, а она не знала о нём, были свои преимущества. Он уже знал, что она сейчас вернётся и объявит о конце занятия. Надо было только ждать. Ну, так и есть: Ами вернулась из туалета, и плохо себя чувствует. Может, они лучше продолжат следующим вечером? Конечно.

Выйдя на улицу и наскоро спрятавшись, Ранма вытащил свой хенсин-жезл, и провозгласил:

— Сан Стар Пава, Мейк-Ап!

Он мгновенно осознал свою ошибку, и скривился, представляя, как глупо будет выглядеть через пару секунд. Сила магии Сэнси окружила его. Когда превращение началось, его на мгновение окутало водяное облако, превращая в девушку. Потом - ослепительный свет, вращение, и коротенькая юбчонка. Сэйлор Сан оглядела себя с облегчением:

— Фуф, пронесло! Теперь я знаю что случается когда у меня не хватает мозгов сначала принять холодный душ.

Ранма по прежнему не любил одежды Сэнси. Он чувствовал себя как дурак и извращенец в женской одежде. Но Сэнси были правы. Маскирующее поле работало отлично. В виде СэйлорСан он натыкался на некоторых одноклассников, и ни один не продемонстрировал ни малейших признаков узнавания. По мнению Ранко, лучшее, что было в сэйлор-фуку - это их невероятные исцеляющие силы. Даже сейчас, бегом направляясь к битве, Ранко чувствовала, как её рёбра заживают.

Несмотря на исцеление, в этой битве Ранко старалась держаться в задних рядах. Имея численный перевес девять к двум, и отрезав йома от портала, Сэнси одержали сокрушающую победу. Ранко, как всегда с концом битвы, исчезла так быстро и незаметно, как могла. Девушки слегка поворчали. Трудно было верить тому, кто так демонстративно не доверяет тебе, не желая раскрывать свою личность. Из-за этого, Ранко была официально представлена только Рей и Ами. Сэнси предлагали. Они несколько раз просили встретиться у Ранко дома в неформальной обстановке, но та всегда отказывалась.

Ранко согласилась быть Сэнси чтобы драться с йома. Но это всё.

* * *

Утром свежий и бодрый Ранма вытащил Аканэ из постели.

— Ранма, иди лежи! Ты не можешь тренировать меня со сломанным ребром!

Ранма неуверенно потёр подбородок, затем заставил её сесть на пол. Задрав рубашку, он показал свою целёхонькую грудь:

— Вообще-то ты права. Но оно не сломано - так что давай, двигай. Я поставлю тебе по шишке за каждую минуту опоздания.

Аканэ уставилась на его мускулистую грудь. Исчезли обширные синяки и ссадины. Исчезла лёгкая вмятость рёбер. Всё было идеально здоровым, только играющие мускулы бойца в расцвете молодости.

— Что? Но как?

Ранма кивнул и коснулся своего носа:

— Я просто быстро выздоравливаю... или ты думаешь, что это секретная лечащая магия Сэйлор Сэнси?

Аканэ зашвырнула в него подушкой.

* * *

Ранма, Аканэ, Ами и пара её подруг - Усаги и Макото - обедали вместе. День был чудесный, и все наслаждались обедом. Ранма был особенно счастлив. Ему сегодня утром удалось занять Аканэ тренировкой так надолго, что у неё не хватило времени приготовить обед. Это значило, что обед будет из кафетерия: плохо, но всё равно лучше, чем стряпня Аканэ. Демонстрируя свою новообретённую мудрость, Ранма тщательно избегал упоминать об этом при Аканэ.

На середине обеда как-то сам собой всплыл вопрос, почему Аканэ и Ранма перевелись сюда на семестр. Когда Макото узнала, что они оба изучали боевые Искусства, она немедленно захотела состязания. Ранма, естественно, отказался. Он ненавидел драться с девушками. Хватало уже того, что он по утрам дрался с Аканэ, хоть это и была лишь тренировка.

У Аканэ, с другой стороны, таких сложностей не было. Она немедленно приняла вызов Макото. Остальные девушки тут же начали подкалывать Ранму что он, мол, слабее невесты. Ранма закипел, возмутился, и сделал грубый комментарий, заслужив тем самым удар по голове. Увидев, как Аканэ врезала ему, девушки лишь убедились, что она лучше.

Когда поединок начался, все были поражены. Макото была лучшим бойцом что они знали, за исключением Ранко. Макото была сильной и быстрой, она с лёгкостью могла побить кого угодно в школе. Она и побила большинство учеников в предыдущих школах, почему в конце концов и оказалась в Дзюбанской.

Но Аканэ оказалась не из того теста.

Макото начала ударом ноги в голову - он или вырубал противника сразу, или тот с лёгкостью уклонялся, если хоть что-то умел. К несчастью для неё, Аканэ умела немало. Она тут же поднырнула под летящую в неё ногу, приподняла её одной рукой, и с разворота подсекла опорную ногу Макото. Все и глазом не успели моргнуть, как Макото была на земле, а Аканэ отступала перед следующим обменом ударами. Ранма орал, подбадривая её:

— Отлично! Не забывай держать правую руку повыше. Защита и нападение - это одно и то же!

Макото поднялась на ноги, и начала с удвоенной осторожностью кружить вокруг противницы. Аканэ не просто хвалилась, когда говорила, что тренировалась последние две недели. Девушки сблизились, обмениваясь градом ударов. Ни той ни другой почти не удавалось пробить защиту противницы, но победила опять Аканэ. Пока Макото сосредоточилась на ударах в корпус, Аканэ подсекла её, опрокинув на спину.

Третий раунд затянулся. Макото сосредоточила все усилия на обороне. В результате, ей удалось ударить Аканэ, всего лишь раз. Но Аканэ в конце концов сблизилась с ней, зажав её левую руку в болевом захвате. Когда Макото упала на колени и сдалась, Аканэ выпустила её. Ранма немедленно оказался рядом, подхватил Аканэ, и закружил её:

— УРРА! Молодец, Аканэ! Это было великолепно! Ты и правда много чему научилась за последние две недели!

В возбуждении от победы он наклонился к ней, и поцеловал её. Это казалось таким естественным, что никто из них на радостях не обратил внимания. Пока Усаги не кашлянула, и они не осознали, что они делают, и с кем. Они немедленно оказались в паре метров друг от друга, с совершенно невинным выражением на лицах. Изо всех сил демонстрируя безразличие, они вернулись за обеденный стол, где ждала удивлённая Макото.

Усаги поглядела на них, и подумала о своём прекрасном ухажёре. Она вздохнула. Так чудесно было смотреть на влюблённых:

— Да уж, ребята. Глядя на вас можно подумать, будто вы никогда раньше не целовались.

И Аканэ и Ранма тут же нашли что-нибудь интересное для разглядывания. Усаги продолжила, искренне желая сочных подробностей:

— Ээ, вы же целовались раньше, да? Вы уже как год помолвлены!

— Да я никогда не...

— Это всё наши родители...

Они оба были страшно смущены. Так сильно, что даже Макото решила пощадить девушку, побившую её:

— Аканэ, это было невероятно. Я не думала, что найду кого-нибудь, кто так силён. Если честно, единственная, кто, наверно, мог бы заставить тебя попотеть - это твоя кузина Ранко.

Ранма закашлялся, подавившись напитком. После нескольких мощных ударов по спине он пришёл в себя. Аканэ решила пощадить его: в конце концов, он сказал ей такие добрые слова когда она победила.

— Эээ, тут вопрос не стоит. Не думаю, что вы её часто сможете увидеть, она очень стеснительная. Так что, не волнуйтесь.

Сэнси обменялись удивлёнными взглядами. Усаги в голову внезапно пришла чудесная идея

— Скажи, Аканэ. Где ты научилась драться? Было бы неплохо научиться защищать себя, как ты умеешь!

Ранма опять чуть не подавился напитком. Пока он прокашливался, отвернувшись от стола, Аканэ снова потрясла их:

— Ну, сначала меня учил папа, но теперь Ранма готовится унаследовать додзё, так что он учит меня кое-чему, что знает.

— Тебя учит РАНМА?

— Эээ, да.

— Ух ты. Так он просто повторяет с тобой то, что ты уже знаешь или он и правда лучше тебя?

— Нуу... лучше. Если честно - намного лучше.

Ранма едва мог поверить своим ушам. Кто-то наконец признал его умения без этой идиотской потребности в том, чтобы прибить его или выйти за него замуж. Какой приятный опыт.

Макото решила поддержать идею Усаги:

— Ну так что, Ранма. Не заинтересован в новых ученицах?

— Не знаю. Надо спросить Мияги-сенсея, можно ли использовать додзё, но я думаю, он будет не против. Аканэ, ты не против?

Когда Аканэ согласилась, Ранма пообещал, что спросит у Мияги-сенсея, и постарается начать учить их как можно скорее. Ами предложила заниматься с ним дальше бесплатно, в обмен за его уроки. Ранма сначала воспротивился, поскольку диплома у него не было, но потом согласился. Может, жизнь под одной крышей с Набики сказалась, но Ранма начинал видеть плюсы в том, чтобы делать некоторые вещи не задаром. Но если бы они захотели, он бы учил их и бесплатно. В следующие несколько дней он всё организовал, и скоро его распорядок дня стал ещё плотнее.

По утрам он поднимался рано и тренировался с Аканэ. Потом показывал Мияги-сенсею тонкие секреты починки додзё. Потом школа, и учёба с Ами. После этого они шли к Мияги додзё, где Ранма тренировал троих девушек из Дзюбанской школы, Аканэ, и пять их подруг. Ранме удалось скрыть удивление при виде Рей и Ами, которых он обеих знал, как Сэнси. Однако Усаги представила Рей как подругу по средней школе. Мир был жесток, и даже мико могла потребоваться защита. После тренировок и ужина Ранма ложился рано. Большинство ночей он просыпался по сигналу коммуникатора, покидал дом, и отправлялся несколько часов драться с демонами.

* * *

Касуми улыбнулась, когда гость переступил порог:

— Привет, Рёга-кун. Не нашёл пока Ранму и Аканэ?

Рёга зарычал.

— Нет, Касуми-сан. Пока нет. Я почти их поймал. Я был так близко, но они, наверно, передвинули додзё. Можно я по-быстрому приму ванну, и тогда дальше пойду?

— Конечно. Я приготовлю чаю пока ты будешь мыться. Пойдём, я покажу, куда тебе положить свой рюкзак. Без этих двоих было так тихо, я едва нахожу, куда девать своё время.

Касуми улыбнулась. Так чудесно было снова принимать в доме гостя.

* * *

Две недели пролетели быстро. Большинство Сэнси с потрясающей скоростью осваивали приёмы, которым Ранма научил их. Большинство, но не все. Скоро стало очевидным, что научить Усаги бить ногой (да и вообще всему, что требовало чувства равновесия) - задача неподъёмная.

Аканэ продолжала совершенствоваться. Скоро на утренних спаррингах Ранма уже мог совершенствовать свои умения учителя. Он показывал Аканэ приём, потом следил, как она использует его против Ранмы. Она была сильна, никаких сомнений. В следующий раз, если Шампу решит бросить ей вызов, ту ждёт большой сюрприз.

Мияги-сенсей показал себя крайне неспособным в работе с деревом. Неважно, на сколь простые составляющие Ранма разлагал процесс - что-нибудь всегда оставалось не разъяснённым. Он скоро обнаружил, что злиться и орать бесполезно, Мияги-сенсей от этого быстрее не учится. Иногда, когда он видел, что Мияги-сенсей освоил что-нибудь, будь это выбор дерева или прибивание, у него зарождалась надежда. Но всегда умирала. На следующий день Мияги-сенсей отказывался учить его быть Сенсеем, говоря, что начнёт, когда Ранма наконец научит его чинить додзё.

Ранма также узнал о йома больше. Он узнал, что они были умнее, чем Сэнси их описывали. Они хитрили, они строили планы. И когда они по тебе попадали, это было больно. Редкий день Ранма ходил без каких-нибудь увечий.

* * *

— Ох, Рёга-кун! — удивлённо воскликнула Касуми, когда Рёга прошёл под окном кухни. — Я не знала, что ты ещё здесь.

Тот был вымыт, причёсан, но по какой-то причине от него всё ещё попахивало свиньёй. Остановившись, он смущённо улыбнулся и потёр шею:

— Простите, Касуми-сан. Я просто никак не найду ворота. Мне надо найти Аканэ-сан, пока Ранма чего-нибудь с ней не сделал. Ээ... Не отведёте меня к воротам?

— С радостью.

Когда Рёга, наконец, вышел из ворот, он повернул на юг, и с решимостью зашагал вперёд:

— Хоккайдо, я иду!

* * *

Воскресенье-день ленивый. Никакой школы, никакой учёбы, никаких тренировок. Аканэ вздохнула, сидя у себя в комнате и читая газету. Она и правда надеялась, что Ранма сегодня сможет отправиться погулять. Между ними в эти дни всё было так хорошо. Они даже почти не ссорились. Нет, романтической прогулки от Ранмы ожидать нечего.

Как раз в этот момент раздался стук в дверь. Когда она ответила, вошёл Ранма, держа листок бумаги. Он опять выглядел смущённым. Как будто собирался сказать что-то важное. Аканэ почувствовала, как сердце у неё ёкнуло. Может, он хочет пригласить её на прогулку. Она моргнула и изо всех сил попыталась выглядеть милой. Давайте облегчим ему задачу.

Ранма посмотрел на неё, и его сердце заныло от чувства вины за то, что он собирался сделать. Он знал боевые умения Аканэ как свои. Оставался один главный приём, которого она не освоила. Приём, для которого ей в обычной обстановке просто не хватало сосредоточенности. Он раздумывал над этим несколько дней, и нашёл только один способ добиться цели.

— Знаешь, Аканэ, ты последнее время очень хорошо учишься. Ты дерёшься уже даже лучше, чем Укё.

Аканэ чуть не упала со стула. Ранма и правда думал, что она в чём-то лучше, чем другая его невеста. Она не умет готовить, она не милая, но она теперь дерётся лучше Укё!

— Но тебе нужно освоить ещё кое-что важное. Когда мы с Рёгой выполняем Шиши Хоко Дан, или Моко Такабиша, или даже Бак'сай Тэнкец', это всё основано на использовании Ки. Я знаю, у тебя сильная Ки - боги свидетели, я достаточно часто видел твою боевую ауру. Ну, и я всё думаю, готова ли ты освоить особый приём.

Её глаза загорелись. Немногие воины владели Ки-атаками, и Ранма считал, что она готова освоить подобное? Даже Шампу не умела использовать Ки-атаки без особой подготовки.

— Ох, Ранма. Думаешь, я готова?

— Если честно... Я не совсем уверен. Но думаю, что да. Надеюсь, что да. То, чему я собираюсь тебя научить - это новый приём. Я разработал его специально для тебя. Он подходит к твоей силе, он подходит к твоему характеру. Хочешь ли ты изучить его?

Ранма глядел на неё с надеждой. Нападения йома становились всё сильнее. Сэнси наносили им потери, но даже по самым оптимистичным прикидкам Сэйлор Меркури йома похищали больше энергии, чем теряли. Он понял что это только вопрос времени, когда одна из них нападёт на Аканэ, когда та будет одна. Может, не сейчас, может, через месяц. Но однажды это точно случится. Если он не сделает всё что в его силах чтобы подготовить её к этому - значит вина за её смерть будет на нём, как если бы он сам вонзил в неё нож.

Он знал, что придётся сделать чтобы научить её, и ему было больно даже думать об этом. Но если он причинит ей боль сегодня, это может сохранить ей жизнь завтра. Любая жертва этого стоила. Любая. Даже если он потеряет её.

— Ох, Ранма. Конечно же, да!

— Ладно, но сначала тебе надо знать несколько вещей.

Первое: я думаю, что смогу тебя научить за это утро. Так что запомни: всё, что я скажу до полудня - это лишь часть тренировки.

Второе: Что бы я тебе ни говорил, ты выполняешь. Это может казаться странным, может казаться глупым, ты просто делай.

Третье: я оставлю в твоей комнате эту записку. Не читай пока, но прочти после тренировки. Только после, понятно?

Если пообещаешь мне эти три вещи, то давай переодевайся, и начнём.

Аканэ пообещала, и он оставил записку пока она переодевалась. Аканэ гадала, что такого могло быть в той записке, что её нельзя читать до конца тренировки. Не важно. Ранма доверял ей, и она не обманет доверие. Они встретились снаружи, провели быструю разминку и небольшой спарринг.

После этого они уселись на камнях, и он объяснил насчёт сосредоточения, и как направлять Ки, которую она сможет использовать. Аканэ не всё понимала. Но Ранма продолжал терпеливо объяснять, пока она не начала уже почти видеть этот источник энергии внутри себя. После этого, он объяснил ей её атаку.

Как он сказал, это идеально подходило ей. Удар Громового Молота был вещью, предназначенной для неё и только для неё. Она поняла: Ранма изучал её. Он знал её лучше, чем она сама себя. То, что он описал, казалось таким простым, таким естественным. Она должна встать прямо и собрать энергию в своих воздетых руках. Над головой она должна сформировать Громовой Молот. Когда она почувствует, что он готов, она двинет руками вперёд, «взмахнув» Молотом, и «швырнув» его в цель.

Для Ки-атаки эта была очень простой. И весьма слабой. Но только для Ки-атаки. По сравнению с ударом рукой или ногой она была намного сильнее, и к тому же давала преимущество в дистанции перед практически любым противником.

Ранма заставил её, не вызывая энергии, пройти через все мысли и движения, необходимые для удара громового молота, Райцуй-Дан. Было уже за полдвенадцатого, когда он остался доволен её исполнением. Наконец он решил, что пора ей начать практиковаться. Установив в углу сада мишень, он встал рядом с Аканэ, и велел ей вызвать свою ауру и ударить.

Глубоко вдохнув, Аканэ сосредоточилась. Воздев руки над головой, она почувствовала силу, текущую в них. Через несколько минут она ощутила напряжение, и опустила руки ниже. Впившись взглядом в мишень, она выкрикнула, выпуская заряд:

— РАЙЦУЙ ДАН!

Из её ладоней вылетел тусклый огонёк, слегка осветивший мишень.

— Ну да, хорошая попытка, правда, Аканэ. Но если честно, это должно быть вот так. — Ранма небрежно вызвал на ладони шар Ки, запустил им в мишень, и прожёг в центре небольшую дыру.

Аканэ повернулась к нему, и выкрикнула:

— Эй, хватит! Это мой первый раз, помнишь?

— Конечно, конечно. Попробуй ещё раз.

Она попробовала, но результат оказался ненамного лучше. Они продолжали пробовать двадцать минут. Каждый раз, когда у неё не получалось, Аканэ становилась всё более и более раздражённой. Каждый раз, когда у неё не получалось, он оскорблял её всё сильнее. Под конец он наорал на неё, назвав тупой девчонкой, и встал рядом с почти неповреждённой мишенью:

— Ну, думаю тут достаточно безопасно, как думаешь, Аканэ?

— Заткнись, Ранма. Видишь же - я стараюсь изо всех сил!

— Ну конееечно, ты стараешься! Ты правда стараешься. Не знаю, чего я тут время трачу! Тебе всё равно. Ты даже поднапрячься не удосужилась. А я бегай повсюду, защищай противную томбойку, которая даже от комара отбиться не сможет!

— Заткнись, придурок! Я же стараюсь!

— Расскажи кому-нибудь, у кого до этого есть дело. Нет, надо же! И я ещё тратил своё время чтобы учить тебя! Знал же, что надо было взять с собой Шампу!

— ЧТО ты сказал?

— Я сказал, надо было взять с собой Шампу! Она умеет готовить, она умеет драться, она милая, она бы этот приём и во сне освоила.

— НУ И ОТЛИЧНО! МНЕ ВСЁ РАВНО!

— Эй, по крайней мере, у меня есть невеста, которой не нужна помощь папочки, чтобы заполучить меня! Шампу бы это во сне освоила! Противная, толстая, некрасивая томбойка!

Боевая аура Аканэ вспыхнула, и она заорала, срывая голос:

— РАНМА, ТЫ ПРИДУРОК! НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! ВИДЕТЬ ТЕБЯ БОЛЬШЕ НЕ ХОЧУ! СДОХНИ! РАЙЦУЙ ДАН!!

Аканэ собрала в воздетых руках массивный голубой шар, и швырнула в него. Хотя он и ожидал этого, его всё равно вышибло сквозь стену, окружавшую двор. Лёжа на улице в груде щебня, он слышал, как Аканэ орёт:

— И можешь не возвращаться!

Когда он услышал, как она в слезах убежала, он выполз из-под обломков стены. Ничего себе, это было больнее, чем он ожидал. И болело вовсе не от Ки-удара.

Вернувшись в дом, Аканэ бросилась на кровать и зарыдала. Было слышно, как где-то часы бьют двенадцать. Ох, Ранма. Как ты мог? Как ты мог?

Аканэ рыдала.

* * *

Было примерно четыре часа, когда Аканэ покинула свою комнату. Её лицо было красным и опухшим, а глаза щипало от слёз. Я думала, что небезразлична ему. Правда, думала. Как я могла дать этому идиоту себя обмануть? Какая же я дура. Направившись в ванную, она умылась и попыталась привести себя в порядок. Она не хотела, чтобы Мияги-сенсей увидел её такой. Может быть, через несколько дней она сможет объяснить, почему Ранма больше не живёт с ними.

Когда она вернулась в свою комнату, то увидела оставленную утром записку. Зло схватив её, Аканэ уже собиралась разорвать, не читая. В последний момент заколебавшись, она вспомнила. Я обещала. Я прочитаю, Ранма, придурок ты такой. Я держу обещания. Мне не всё равно. Я прочитаю, и забуду тебя навсегда. Аканэ вдруг поняла, что ей не придётся объяснять Мияги-сенсею, почему Ранма больше не живёт с ними: завтра она вернётся в Нэриму. По крайней мере, своей семье она небезразлична.

Дорогая Аканэ,

Надеюсь, ты читаешь это сегодня. Если нет, то может быть, уже поздно, но всё равно попробуй. Сначала вспомни сегодняшнее правило номер один. Ты же помнишь? Я записал их несколько минут назад, так что я помню. Вот правило, о котором я собираюсь тебе рассказать:

«Первое. Всё, что я скажу или сделаю до полудня - это часть тренировки». Поверь мне, Аканэ. Я всё тщательно рассчитал. Всё должно случиться до полудня. Даже если нет, скинь мне эти несколько лишних минут.

Во вторых, я должен сказать, что я сделал. Я хорошо тебя знаю, Аканэ. В душе ты действительно милая. Последнее время я вижу это. Даже когда я зову тебя толстой противной томбойкой, ты не злишься по настоящему. Но когда ты злишься - твоя боевая аура просто несравненна. Ты светишься как фонарь, честно.

Вот эта энергия как раз и нужна для Ки-атаки. Я знаю, ты способна использовать Ки-атаку, но в глубине души ты не можешь. Ты сопротивлялась всем моим усилиям научить тебя исподволь. Осталось только одно. Я научу тебя приёму, превратив в заряженный пистолет. Но у тебя никогда не получится, если ты не поверишь, что у тебя получится. Так что мне нужна сила твоей ярости.

Я знаю: то что я сказал ранило тебя. Оно и должно было ранить. Мне больно было говорить это, и я ни слова не сказал всерьёз. Но первый раз всегда самый трудный. Так что я дал тебе приём, потом я дал тебе силу и повод использовать его. Я полагаю, что когда ты читаешь это письмо, ты уже вышибла меня сквозь стену, и сказала, что не желаешь меня больше видеть.

Вот почему я сделал это: мир жесток, и становится хуже. Демоны, с которыми бьются Сэнси, становятся всё больше, злее и многочисленнее. Одним боевым Искусством их не остановить. Даже я не могу их ранить голыми руками. Единственная надежда - это использовать против них Ки-атаки. Я понял, что не могу быть всё время рядом чтобы защищать тебя. Хотел бы, но не могу. И это единственный способ, который я придумал, чтобы ты могла защитить себя.

Твоя безопасность значит для меня больше, чем всё на свете. Если ты возненавидишь меня до конца жизни, но это поможет тебе остаться в живых, то я готов заплатить эту цену. Не знаю, значит ли это для тебя что-нибудь, но если захочешь увидеть меня снова, я пока буду у Ами.

Я люблю тебя.

Сегодня и навсегда.

Саотоме Ранма.

Дочитывая записку, Аканэ уже снова рыдала. Он знал. Всё это время он знал, что говорил, и к чему это приведёт. Он знал, что я врежу по нему изо всех своих сил, и он стоял там, и принял этот удар. Ох Ранма, милый ты мой идиот!


~~Конец второй главы~~

* * *

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА:

 №6: Сдаётся мне, это была Австралия... ^_^


Следующая глава}